четверг, 15 июля 2010 г.

О Самодурове и Ерофееве

Вынесен обвинительный приговор по делу Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева. Им определено уголовное наказание в виде штрафа в размере 200 000 и 150 000 рублей. Я ранее не высказывался по поводу этого процесса исключительно из соображений корпоративной этики, которая запрещает комментировать неоконченное производством дело.
Ссылка на фоторепортаж с митинга, устроенного Солидарностью в поддержку Самодурова и Ерофеева.
Если абстрагироваться от устроенного обоими общественными полюсами шоу, в которое они превратили этот процесс, то в сухом остатке остаётся следующее.

1. Два профессионала в музейно-выставочном деле организовали выставку из экспонатов, которые по тем или иным сображениям не выставляли другие галереи и музеи нашей страны. Как пишет сам Андрей Ерофеев - чтобы показать уровень и границы самоцензуры музейно-выставочных работников. Вообще-то, самоцензура должна быть. Лично мне она запрещает, к примеру, справлять большую нужду на центральной площади моего города. Но справить оную в ином, менее общественном месте когда того требует организм, для меня вполне возможно. Но границы у всех разные. И в меру моего понимания замысла авторов выставки, они хотели показать, что граница самоцензуры у отвергших экспонаты музейщиков слишком уж политкорректна. Неприлично политкорректна. Недостойно интеллигентного человека политкорректна.

2. Я не художник. И не эстет. Мне чуждо созерцание каких бы то ни было картин. И не понятно восхищение картинами. Я, естественно, в состоянии отличить пейзажистов от маринистов. И творчество Рубенса от творчества Энгра. Но к самим картинам у меня отношение, выражаемое экономическим термином "теория предельной полезности". Это есть имущественные ценности, могущие быть обменянными на денежный эквивалент. Или не могущие. Поэтому отношение ко всей живописи, инсталляциям, перфомансам и т.д. у меня нейтральное.
Возможно, кто-то умилится и впадёт в экстаз от высочайшей художественной ценности христианских символов, изображенных вместе с матюгами и фаллосами. Мне фиолетово. Оскорбляется тот, кто внутренне готов оскорбиться. Поэтому заявителям по делу Самодурова-Ерофеева срочно рекомендую подать в суд на правообладателей прав на художественное наследие Кукрыниксов и Бориса Ефимова. Особенно на их атеистические карикатуры.
Иными словами: оценивать с позиции юриспруденции искусство - это всё равно, что возбудить процесс в Гаагском трибунале против Иисуса Навина и его армии. И объявить их деяния преступлениями против человечества. С точки зрения права - абсолютно сопоставимые судебные процессы.

3. Почему-то среди той части интернета, которая именует себя "думающей", "совестливой" и тому подобными ласкающими самолюбие эпитетами, принято считать, что сам процесс есть "указание сверху". Что злобный Путин (ну не Медведев же, его вообще "интеллигентному человеку" всерьёз воспринимать зазорно - засмеют такие же кухонные знатоки госвласти) дал указание "мочить в искусстве". Ну а вместо бульдозеров Хрущёва - пузатые дядьки в футболках "Православие или смерть". И обвинительный вердикт - это есть реализация заказа. Ну а что не посадили - ну так это "прогрессивная общественность" не дала. Как будто эту прогрессивную общественность кто-то слушает. И как будто она кому-то интересна... Хотя нет - ошибаюсь, интересна. Ей самой.
Среднестатистическому обывателю наплевать на это процесс. Он не знает, кто такие Ерофеев и Самодуров. И кто такие православные хоругвеносцы. Поэтому, то что творилось вокург этого процесса в интернете - с обеих полярных сторон - есть то, что интернетовским же термином называется "бурление говн".
Процесс Ходорковского здорово навредил России - теперь в сознании далёких от права и правоприменения граждан чётко сформировалось убеждение, что все общественно-резонансные процессы исключительно заказные. Евсюков, правда, не совсем в этот тренд укладывается. Но конспирологическую версию можно сварганить и тут.
При этом почему-то игнорируется, что православные хоругвеносцы могли быть действительно оскорблены в своих чувствах на этой выставке. Ну знаете, как может быть оскорблён антисемит, когда зайдет в синагогу? И, будучи оскорблённым, пойдет в суд. А суд обязан, подчёркиваю - обязан, рассмотреть дело. Уровень серьезности заявителей и уровень работы следствия показывает то, что лишь трое (трое!!!) опрошенных судом свидетелей видели выставку лично. Все остальные - по фотографиям, причем некоторые увидели их впервые из рук следователя. Представляю себе муки, терзавшие начальника следственного отдела: "Ну кому же из моих поручить это воняющее дело???". Следователь (это моё предположение), судя по трём реальным свидетелям, состряпал обвинительное заключение на коленке, в промежутках между убийством гастера нациками и воровством иномарки у начальника соседнего ФССП... Прокурор, понимая, что отчётность есть отчётность, утвердил и направил в суд обвинительное заключение. Судья, получив такой подарочек, вовсе не стал ждать звонка от Путина или Суркова с указаниями, а что же делать дальше. Он просто в положенные УПК сроки расмотрел дело и вынес приговор, адекватный степени общественной опасности содеянного. В своем, естественно, понимании. Закон же прямо указывает, что судья исследует доказательства всесторонне и руководствуется внутренними убеждениями.
Поэтому те критики, которые везде видят заговор против свободы мысли и творчества, не замечают того откровенного факта, что с точки зрения судьи содеянное действительно может быть "разжиганием межконфессиональной вражды". И приговор вынесен по внутреннему убеждению судьи. Хотя конспирологи убеждены, что такого просто не может быть. Может.
Ну никак степень общественной опасности Ерофеева и Самодурова не адекватна изоляции их от общества. Правда, общественная опасность Ходорковского, который украл нефть сам у себя, тоже неочевидна.

4. Почему-то у нас чёрно-белое общество. И чёрно-белое мышление. Поэтому, "кто не согласен со мной - тот мой враг". И отношение к нему соответствующее. А отнюдь не христианское.
Вот например епископ Сыктывкарский и Воркутинский Питирим, комментируя лозунг "Православие или смерть", пишет следующее: "Надпись сия отнюдь не "экстремистская". Без святого православия нам и правда смерть! Более того, считаю, что русская православная символика должна быть везде. Это куда полезнее ныне, в России, нежели чем пропаганда всего заморского и низменного, охватившая и "всех, и вся"!".
Подробнее о лозунге и футболках - тут и тут.
Преосвященнейший епископ, будучи прав по сути, неправ по форме. Речь идет о киче, о стёбе. Но отнюдь не о мировоззрении. Патриарх Кирилл же, комментируя означенный лозунг, сказал, что приверженцы оного лозунга суть волки в овечьей шкуре и призвал не доверять этим "борцам за чистоту веры".
Но здесь важно другое: выставка была кратким мероприятием, экспонаты были затемнены и находились за занавесами, были предупреждающие надписи о возможном оскорблении чувств верующих. И пойти туда с целью получить оскорбления своих чувств - не есть христианское поведение. Это примерно то же самое, как если бы свинья пошла в мечеть.
Не претыкайтесь, если знаете о себе, что склонны преткнуться. И не возмущайтесь претыканием других. Все мы можем искренне заблуждаться. А РПЦ в этой ситуации, как социальный институт (не путать с высказыванием отдельных её представителей) повела себя разумно - самоустранилась. И правильно - ибо дурь заявителей через некоторое время всем очевидна будет.
Мотивацию такой позиции в отношении неоднозначных вопросов изложил Патриарх Кирилл в тверском драмтеатре на встрече с клиром и мирянами в ответ на вопрос, почему же церковь не молится о "воздухом летающих": "Удивительно, но в наших служебниках, которые издаются на английском языке для диаспоры, эта фраза есть, а в славянских нет. В первую очередь это связано с тем, что всякое изменение богослужебного текста одни воспринимают с большим энтузиазмом, а другие считают, что это предвестие пришествия антихриста. Вот и разберись. Один скажет: «Как хорошо», а другой: «О каких по воздухам летающих? Нет, надо уходить в катакомбы, рыть пещеру, наступают последние времена». Вот поэтому, братия, приходится иногда, обжегшись на молоке, дуть на воду, то есть учитывать, что отсутствие богословского образования у многих священнослужителей и монашествующих приводит к такого рода разномыслиям. Всё в Церкви требует очень непоспешных действий и обязательной опоры на соборное сознание."
Когда соборное сознание православного народа обновится, подобно вышедшим из Египта евреям, тогда и заявлений об оскорблении чувств выставкой не будет. Поколение с египетским рабским (читай - совковым) мышлением должно умереть.

Подводя итог всему этому многословию скажу так. Моя страна больна духовно. Но она постепенно выздоравливает. Иногда мы симптомы выздоровления воспринимаем за симптомы болезни. И тогда не лишне посмотреть - а как у других? Ведь по своей юридической сути и по воздействию на осужденного штраф Самодурову и Ерофееву ничем не отличается от штрафа русскому биологу Виталию, который живя в Америке, не стриг свой газон.

воскресенье, 4 июля 2010 г.

Об утках и людях

Сегодня вечером я наблюдал в парке уток, которые плавали рядом с берегом, оснащенным столиками близлежащего кафе. Посетители за столиками сидели, пили тщетное подобие пива, поощряли детей к изучению окружающей фауны. Фауна была представлена голубями, чайками и утками. Точнее - утками и утятами.

Утят было очень много. Разного возраста. Совсем маленьких и чуть побольше, но всё ещё бескрылых. И опять уточнение - некое подобие крыльев (сантиметра 3-4) заметно было, когда они вытягивались ввысь и ершили свои пёрышки. Это подобие взрослого поведения, безусловный рефлекс, заложенный в её фенотип мудрым творцом генотипа. Восхищает. Бескрылая крылатость, поведенчески стремящаяся к небу, есть пример для нас, позвоночных млекопитающих.
Мы гордимся тем, что мы - царь природы. Забывая при этом, что разум на планете недавен. И ноосфера как таковая суть симбиотический живой организм. Созданный отнюдь не нами, не нашей волей. А посему наши тщетные попытки построить из себя "берущего милости от природы" ярко иллюстрируются видеосъёмкой охранных систем Саяно-Шушенской ГЭС в августе 2009 года. И о суетности нашего бытия мы вспоминаем только когда утка очень близка к нам. Стеклянная, между ног.

суббота, 3 июля 2010 г.

Вечерние наблюдения

Только что вернулся с вечерней прогулки. Макдональдс, Карусель - стандартная программа среднегородского обывателя. Того самого провинциального городского жителя, социально расположенного слегка ниже московского термина "офисный планктон" и слегка выше воняющего пивно-сигаретным запахом на ближайшие полтора метра городского плебса.

Духота и отсутствие свежего воздуха. Пыль на дорогах. Пыль на тротуарах. Навстречу попадаются люди, по которым можно изучать практически всю социологию, социальную психологию и социальную патологию. Вот идут молодой человек и девушка. Девушка ест мороженое, вафельный рожок, наполненный из автомата в ближайшем фаст-фуде. У её кавалера отсутствующий вид. У девушки огорченно-выскомерно-презрительное выражение лица в стиле "все мужики одинаковы". В общем, стандартное начало стандартной ячейки общества.

На автостоянке обнимаются приехавшие на разных машинах азербайджанцы. Жизнерадостные золотозубые улыбки, "гюн айдын!". Вселенской озабоченности на их лицах не наблюдается. Равно как и иных негативных эмоций. Они спокойны, радостны, ощущают себя как дома.

Прошло явно православное семейство. У отца семейства окладистая неподстриженная по краям борода, жена в косынке, длинной бесформенной юбке, косметики ноль. У обоих на лице написана тяжесть бытия в мире сём, блудном и развращённом. Но, наверное, ожидание посмертного воздаяния психологически балансирует всю ту жизненную чернуху, отвращение к которой написаной у них на лицах. И становится приятно, что трое их маленьких детей доверчиво и безопасно смотрят на мир вокруг своими серо-голубыми глазёнками. У них есть шанс вырасти с нормальной психикой. Вероятностная величина этого шанса ровно такая же как и у шанса спиться в подворотне. Или как у шанса попасть в знаменитые 1-3% "небоевых потерь личного состава".

Очередь в супермаркете. Мужчина лет 55, в роговых очках (явно оставшихся в качестве ностальгии по временам, когда он был завлабом) и брендовой одежде в сопровождении жены сопоставимого возраста у которой на лице косметики не на одну тысячу рублей выгружает на транспортёр у кассы итальянские вина, икру, копчёное мясо и прочие не самые дешёвые продукты. Жена внимательно наблюдает за сим действом. Её лицо сосредоточено, но, как ни странно, в отличие от большинства самок человека её возраста, оно не брюзгливо, у неё нет мимических морщин, обычно образующихся у женщин от плотно поджатых губ и прищуренных глаз. Она явно хорошо воспитана и доброжелательна с теми, кого считает достойными того. У мужчины спокойно-усталое выражение лица и явный интеллект в глазах. В них, кажется, застыл немой вопрос "Ну как можно сохранять себя человеком в этом обществе?". Для людей их поколения - вопрос актуальный. Ведь первичную социализацию они проходили в другом обществе и, в общем-то, в другой стране. Но, при всём при этом, это люди, с которыми хочется общаться.

Макдональдс. В углу за столиком сидят четыре провинциальные бабищи. Луп-луп глазами на все 360 градусов пространства. Бретельки бюстгалтеров тщетно пытаются играть роль внешнего каркаса для жировых складок спины. Жировые складки, с буйством и широтой Ниагарского водопада, стремятся вниз. Лица у тёток завистливо-злые. Разговоривают между собой короткими отрывистыми фразами. Фразы, преимущественно негативно-окрашенные, характеризуют посетителей заведения. Желание напакостить и посплетничать написано на лицах. Общий вид каждой из них вызывает в памяти телерекламу всяких потомственных гадалок в стиле "Древними православными заговорами сниму порчу, сглаз и золотые украшения". В общем, средневековье XXI века. И жизненные интересы такие же.

Площадь между вокзалами. Таксисты южных национальностей на пятёрках-семёрках громко общаются между собой. Навстречу идет гоп-компания из трёх квази-сапиенсов. Один из них явно обдолбанный. Судя по нездоровой худобе, видной под распахнутой рубахой, он ест крайне мало. Дурной признак. Человек загоняет себя к смерти, мучительной и медленной. Таксисты гадают, попросят ли они отвезти их в цыганские кварталы и есть ли у них деньги. Господи, помоги зависимым оставить зависимость свою!!!

Перекрёсток не-центральных улиц. Двое ребят лет 20-ти в шортах и футболках стоят на углу, смеются и плюются. Их переполняет радость от того, что они здесь находятся. Они явно кого-то ждут. Трезвые. Не курят. Похожи на студентов, которые вот-вот только что сдали все хвосты. Вот сейчас забацаем последнюю вечеринку и разъедемся по домам до осени! Эх... Где мои 17 лет...

На диагональной стороне перекрестка два мужика в грязных рубахах навыпуск поверх мятых брюк. Брюки, судя по покрою, изначально задумывались со стрелками. Однако последние лет 15 их явно не гладили вообще. На асфальте перед мужиками стоят 2 поллитровки водки разных сортов. Одна уже наполовину пустая. Пьют из горла. В качестве закуски курят какую-то Астру. Добропорядочный и законопослушный советский пролетариат. Они условно-доброжелательны. С удовольствием дадут зажигалку тому, кто спросит у них прикурить. Подробно объяснят как пройти к такому-то переулку. И пошлют вас по распространённому в России адресу, если вы скажете, что пить водку в общественном месте суть административное правонарушение.

Старушка стоит у подъезда. Она смотрит на меня, несущего пакет с продуктами. Она спокойна и умиротворена. На её лице отчётливо читается "Всё проходит, пройдёт и это". И я с ней согласен. Хочется к ней подойти и сказать что-то доброе. Но, к сожалению, я живу в такой стране, где подхождение к человеку на улице есть признак рекламного агента или свидетеля Иеговы. Проявление положительных эмоций считается неадекватным. Тем более от меня - человека, у которого любовь к людям на лице отнюдь не написана. Поэтому, мысленно пожелав старушке добра и здоровья, иду дальше.

Подходя к своему дому, размышляю обо всех увиденных мною сегодня людях. Выше я описал не всех, только тех, кого вспомнил на момент написания сего текста. Относиться ко всем ним можно по-разному. И я, безусловно, могу ошибаться в своих наблюдениях - я всего лишь человек. И именно поэтому, так как "человек смотрит на лицо", хочется посмотреть на них всех "не так, как смотрит человек"...