среда, 22 декабря 2010 г.

Деревня Остров и ее окрестности

В прошлое воскресенье я посетил деревню Остров Кимрского района Тверской области. А также ее окрестности. Поводом для посещения явилось приглашение одного его жителя, коего в пылу полемики вот тут я назвал расистом и ксенофобом. Забегая вперед, скажу, что в личном общении я не услышал от него ничего расистского или ксенофобского и извинился за оные определения, высказанные ранее в его адрес.
Пригласивший меня человек представился как Павел. Поводом для дискуссии по ссылке выше была вот эта запись блога. Поэтому я воспользовался приглашением, мне стало интересно, как же там фактически обстоят дела. Компанию в этой поездке мне составил блогер Рабинович_007.

Пригласивший нас Павел в личном общении оказался человеком спокойным и уравновешенным. Дабы мы могли увидеть своими глазами предмет споров, он ничего сначала рассказывать не стал, а предложил объехать забор по периметру и посмотреть своими глазами. Оставив машину у него во дворе, мы пересели в уазик-буханку с тверскими номерами, узбек Ильхом закрыл за нами ворота и мы поехали смотреть окрестную действительность. Все фотографии кликабельны.




Действительность была весьма красива. Ясная погода, недавно выпавший снег, высокие поля, Абрамовский бор производили очень хорошее впечатление. Неброская красота среднерусской природы неоднократно воспета Пришвиным и Паустовским, в чем мы могли еще раз убедиться лично. А так же и в том, что при наличии необходимой денежной суммы степень получаемого удовольствия от наслаждения оной природой для обеспеченных граждан существенно возрастает.
В день нашего приезда калитки двух ворот были открыты. Остальные закрыты или вообще заварены. Павел объяснил, что калитки закрыты только тогда, когда приезжает хозяин поместья. Хозяином поместья, судя по ответам прокуратуры оформленного на 3 юридических лица, считается Рашид Сардаров. Павел показал фотографию его кортежа из роллс-ройса и джипа охраны, сделанную им собственноручно на свой Блэкберри. Фотокопии ответов прокуратуры смотрите ниже.


К берегам Волги жителям деревни Остров попасть можно. Но сложно. И долго. Между калитками в заборе, если идти вдоль забора, более 2 километров. Павел объяснил, что для затруднения прогулок граждан, пеших и велосипедных, а также с целью создания препятствий мамам с колясками на лесные дороги в Абрамовском бору высыпано много тонн песка. До незасыпанных тропинок около 800 метров. Понятно, что пройти по песку такой путь с коляской весьма затруднительно. Поначалу песок возили прямо через деревню Остров, причем начинались перевозки ранним утром. Павел рассказал, что один из жителей деревни не справился с нервами и прострелил из ружья колесо Камазу. А водителям-дагестанцам объяснил, что следующий раз будет стрелять уже не по колесам. После столь доходчивой аргументации деревенского жителя песок стали возить по другой дороге.
К слову о деревенских жителях. Судя по внешнему виду домов, их состоянию, строительным работам и припаркованным машинам, население деревни Остров отнюдь не относится к категории, описываемой избитым штампом «неграмотная деревенщина». Скорее, оно относится к диалектической противоположности данной категории. Павел сказал, что по его наблюдениям оборот рынка стройматериалов в Кимрах не меньше, чем в Твери. Глядя на дома в деревне Остров я готов в это поверить. В общем, 3 спутниковых антенны на одном доме – вовсе не из ряда вон выходящее явление в этой типичной среднерусской деревне.
Мы поехали в направлении Волги, выехали к забору из сетки-рабицы и поехали вдоль него. Забор огораживает большую территорию и уходит к Волге. Им перегорожена дорога, по которой раньше люди ездили к реке. Но если невозможность проехать к Волге на машинах жители, по словам Павла, восприняли даже с некоторым пониманием, то затруднение пройти туда пешком и проехать на велосипеде было воспринято уже без понимания. Когда я ехал туда, у меня была в мозгу картинка, что забор стоит посреди леса. Это не так. Формально лес вообще не огорожен, огорожены поля вокруг леса.
По словам Павла, эти поля находятся в собственности юридического лица – сельскохозяйственной организации и регулярно, каждой весной, распахиваются. В совокупности с открытыми значительную часть времени калитками это все не дает стопроцентного права утверждать, что доступ к реке отсутствует. Однако Павел вспомнил цитату классика, про то, что «по бумагам верно, а по существу – издевательство». Я представил себе путь женщины с коляской из деревни к берегу реки и подумал, что эта оценка ситуации весьма близка к реальности.
Такое положение дел уже вызывало, как выразился Павел, локальные волнения. Народ пришел и сломал забор. Наблюдавшие это сотрудники милиции в штатском в ситуацию не вмешивались. После этого инцидента деревню посетили различные визитеры, о коих можно прочитать по вышеприведенной ссылке на ЖЖ Павла, и различными путями старались доказать жителям, что они не правы. Жители же, вполне резонно, считать себя неправыми не согласились.
После объезда забора мы вернулись к Павлу в дом, где он пригласил нас за стол. Угощение было натуральным и весьма вкусным. По причине нахождения за рулем мне не довелось продегустировать содержимое бутылки с наклейкой «duty free only», но судя по благодушному настроению моего спутника содержимое было вполне удовлетворительным. За столом мы узнали много другой информации об этой ситуации и о жизни жителей деревни.
Ситуация является тупиковой. Обе стороны считают себя равно правыми. Как заметил сам Павел – «Неизвестно как я вел бы себя на месте Сардарова и неизвестно как вы». Мы согласились. Прежде всего, потому, что мы видим ситуацию с одной стороны. Павел и остальные обитатели деревни не «на месте Сардарова», а на своем собственном месте. Поэтому логичным является то, что они отстаивают интересы своего собственного места – возможность близко и беспрепятственно ходить к реке.
Конечно, можно считать, вслед за Чеховым, что в человеке все должно быть прекрасно – и банковский счет, и роллс-ройс, и поместье. Но не учитывать настроения населения тоже нельзя. Ибо живем в России. Иначе можно увидеть, пользуясь цитатой другого классика, «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Если кто не в курсе, эта фраза была у Пушкина в черновиках «Капитанской дочки» и относилась к пугачевскому восстанию. Пугачевщина как алгоритм поведения очень близка и органична нашему обиженному человеку. И точность диагноза классика русской литературы заключается именно в прилагательных – бессмысленный и беспощадный. Именно беспощадный. И более бессмысленный, нежели беспощадный.
Парадокс ситуации состоит в ее клинче, стороны застыли в патовом состоянии. Я не могу сказать, что мне однозначно очевиден тот или иной выход из ситуации. Если кто еще не понял – всё вышенаписанное есть взгляд на ситуацию жителей деревни, точнее – одного конкретного её жителя. Просто они изложено моим языком и лишено эмоций, свойственных человеку, по лодке которого стреляли из нарезного оружия. Мнение второй стороны конфликта мы не знаем и, наверное, никогда не узнаем.
В любом случае сложившаяся ситуация есть некий вызов общественному устройству современной России. Мы психологически не привыкли к тому, что земля может быть в частной собственности, то есть принадлежать одному конкретному человеку. Непривычно это, предполагаю, и владельцу земли. Предполагаю, что ему кажутся дикостью публичные сервитуты, установленные (в данном случае - не установленные) для посещения леса, обслуживания газопровода и электроподстанции, от которой запитана вся деревня. Населению же дикостью кажется его поведение.
Выход из этой ситуации, естественно, будет найден. Каким он будет – ни вы, ни я не знаем. Но он будет найден обязательно. И мне не хотелось бы, чтобы он был подобен тому, что мы видим на Северном Кавказе и на Манежной площади Москвы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий