четверг, 29 сентября 2011 г.

Медленная смерть России

Натолкнувшись в безднах интернета на один любопытный материал, я написал нижеследующее небольшое и поверхностное мнение по вопросу депопуляции России. Небольшое и поверхностное - потому, что объем блога небесконечен и взяты только 3 депопуляционных критерия, наиболее очевидные для большинства. Есть и менее очевидные, например критерии экономической природы. Но эти три - на виду и на слуху.
Меня заинтересовало исследование группы профессора Сергея Иншакова из НИИ Генпрокуратуры России. Оно продолжалось около 10 лет, подробнее о нем можно прочитать здесь и здесь. Это 800-страничная книга с названием «Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности». Анонс книги мне понравился и я её купил.

Моя работа всегда была далека от криминологии, практика применения уголовного права и процесса тоже не моя сфера, но посмотреть на некоторые цифры и факты хочется. Есть бесстарстные цифры, касающиеся преступной убыли населения России. Их можно поставить рядом с демографическими критериями и эмиграционной статистикой. Итак, посмотрим на цифры.

Среди коммунистических, ура-патриотических и просто не сильно образованных индивидов распространено убеждение, что депопуляция России началась с начала 1990-х годов, как результат "антинародных реформ". Это неверно. Такие утверждения суть выражение политических взглядов говорящего, а не объективной реальности. Объективная же реальность такова - рождаемость в России падает последние 100 лет. Посмотрим на бесстрастные цифры.



График взят из работы А. Вишневского "Демографический кризис в странах СНГ". По оси ординат на этом графике приведен такой показатель, как коэффициент суммарной рождаемости, или число детей в расчете на одну женщину «условного» поколения — наиболее часто используемый измеритель уровня рождаемости.

Что мы видим из этого графика? Коэффициент рождаемости снизился в разы. Тенденция снижения рождаемости в России началась позже, чем в других странах, но к концу 1960-х годов Россия "догнала" индустриально развитые страны по темпам снижения уровня рождаемости.

Методики оценки рождаемости в медицине и в социологии существуют разные, но в главном они совпадают - с середины XIX века рождаемость в России катастрофически упала. Падение рождаемости составило 4,5 - 6,3 раза в зависимости от способа оценки: с 7,5 живорождений, приходящихся на одну условную среднестатистическую женщину за всю ее жизнь в конце 19 века до 1,2 ребенка - в конце 20 века; с 7,2 детей в расчете на одну женщину, родившуюся в конце 1860-х гг., до 1,6 ребенка в расчете на одну женщину конца 1960-х годов. Столь многократное сокращение рождаемости уже само по себе является характернейшим показателем радикальных и быстрых изменений в семье, обществе и государстве.

Если применить к российскому населению принятый в зоологии подход, то вывод закономерен - животное homo sapiens в неволе не размножается. А если уйти от зоологии, ибо человек отличается от животных наличием высшей нервной деятельности, то следует констатировать - последние 150 лет методично создавались условия для естественного вымирания русского народа. Вопрос о том, создавались ли они по чьей-то злой воле или нет - вопрос отдельного обсуждения. Но факт есть факт: на протяжении жизни всего трех-четырех демографических поколений россиян (длина демографического поколения составляет около 30 лет) темпы роста населения резко замедлились.

Могу свидетельствовать собственным примером: если у родителей моего деда по материнской линии было четверо детей, то у моего деда - один, моя мать. У родителей родителей моего деда было по 8 и 12 детей. Если вывести среднее арифметическое по трем названным поколениям, то получается по 5 детей на одну женщину. Но мы видим, что большинство рождений в этой последовательности из 4-х поколений приходится на первые два.

После конца 1960-х годов рождаемость обнаружила некое стремление к повышению, пика эта тенденция достигла в 1980-е годы. Размер пика был в 1987 году - коэффициент суммарной рождаемости повысился до 2,23. Тогда наша страна оказалась в ряду развитых стран с самой высокой рождаемостью: среди 40 таких стран более высокий показатель в 1987 году был зафиксирован только в Эстонии, Македонии, Ирландии, Румынии и Молдавии.

Последние 50 лет XX века, с точки зрения динамики коэффициента рождаемости условного поколения, ситуация в России была более благоприятна, чем в большинстве стран Европы, в США или в Японии.

Возможны разные объяснения этого временнОго расхождения тенденций рождаемости в России (а также других советских республиках) и западных странах. Например, что общая застойная атмосфера в СССР того периода просто затормозила эволюцию прокреативного поведения населения, которая шла в других странах и которая затем (с некоторым опозданием) ускорилась и в России. Высокие уровни рождаемости второй половины 1980-х годов продержались в России очень недолго, и с начала 1990-х произошло их резкое падение, которое снова привело Россию в группу стран с самой низкой рождаемостью, число которых к этому времени резко выросло. Посмотрим иллюстрацию сказанного на графике:




На границе веков прирост российского населения естественным путем продолжал замедляться. А убыль росла. В России в 2001 году число умерших превысило рождаемость на 943 тысячи человек (в 1,7 раза). Это значит, что естественные потери среди населения составили около 1 миллиона человек в год. Рождаемость в 2001 году составила 1309 тысяч человек, а это меньше, чем показатели 1990 года почти в 1,5 раза (на 680 тысяч человек). Такое падение рождаемости очень тесно связано с уменьшением числа женщин возрастной группы 18-25 лет, то есть активного детородного возраста. В период с 1995 года по 2000-й, женская возрастная группа от 18 до 25 увеличилась всего на 1,2 миллиона человек.

В России "принято" рожать детей раньше, чем в западных странах. Фертильность женщины в её чисто биологическом смысле как правило заканчивается около 45-50 лет (есть отклонения, конечно, в обе стороны), но в России большинство деторождений приходится на возраст до 30 лет. Также в России сохраняется (с прежних веков) более высокий уровень деторождения женщинами до 20 лет. Но не смотря на это, средний возраст российских матерей все-таки растет: в 1994 году этот показатель равнялся 24,7 годам, в 1999-м – 25,7 лет, в 2000-м – 25,9 лет. Но растет этот показатель, по моему скромному мнению, исключительно из-за общего падения рождаемости и урбанизации населения. Будь хотя бы половина населения России сельской - такого роста величины возраста рождения не было бы.

Средний детородный возраст матерей в некоторых странах (данные за 2000 год):

Россия - 25,9 лет
Дания - 29,7 лет
Испания - 30,7 лет
Финляндия - 29,6 лет
Нидерланды - 30,3 лет
Франция - 29,4 лет
Швеция - 29,9 лет
Норвегия - 29,3 лет
Швейцария - 29,8 лет
Португалия - 28,7 лет

Ситуация с рождаемостью в России наиболее полно отражает перемены в репродуктивном поведении людей. Сказки про моду на child-free, резко возросшие карьерные устремления женщин, обмельчание мужиков - не более, чем сказки. Это эмоциональные оценки, призванные объяснить необремененным мозгами слушателям собственное нежелание иметь детей.

И здесь интересно другое - а откуда, собственно, это нежелание возникло? Почему в суперблагополучной Москве, которая по уровню жизни совсем не Россия, рождаемость не растет? Если в бедной глубинке, где банально иногда есть нечего, где дети носят истрепавшуюся одежду родителей и старших детей (если они есть) это еще как-то понятно, то для крупных городов такая аргументация не работает.

Для подтверждения последнего тезиса давайте посмотрим на цифры. В сельской местности сегодня проживает 27% всего населения России и 25% всех женщин в возрасте 18-35 лет. Однако вклад сельского населения в общее число родившихся существенно выше, чем его доля во всем населении. Село дает 31% всех рождений, в том числе 34% всех вторых и 50% третьих по очередности рождения детей. В то же время доля первенцев, рожденных на селе, практически в точности соответствует доле сельских жительниц основных детородных возрастов - те же 25%. Объясняется это очень просто - первых детей в России производят на свет практически все и городские, и сельские женщины, а повторные рождения чаще происходят в селе. Несмотря на многолетнюю общую тенденцию к снижению рождаемости, проявившую себя и в городе, и в селе, сельское население все еще сохраняет более высокий уровень рождаемости. В 1999 г. показатель итоговой (суммарной) рождаемости для сельского населения превышал таковой для городского населения почти на 40%.

Уровень потребления городского населения сейчас выше, чем 10 лет назад. И в разы выше, чем 20 лет назад. Вспомните - было ли нормальным в начале 1990-х зайти в кафе на чашку кофе? Которая, к тому же, в случае Москвы еще и стоит около 10 долларов? Было ли нормальным летать за границу на отдых 2 раза в год? Ну и, наконец, можно посчитать количество автомобилей на душу населения в 1990, 2000 и 2010 годах. Уровень потребления (а стало быть - и доходов) резко возрос. Но на репродуктивности населения это не сказалось.

Действительно, в эпоху дефицита, на рубеже 80-х и 90-х годов ХХ века в России на одну женщину в среднем приходилось около двух детей. В следующие же годы произошло сильное снижение рождаемости по всем возрастным группам женщин, и как следствие на одну женщину уже приходится меньше двоих детей. Уровень простого воспроизводства население составляет 2,14-2,15 родившихся детей в среднем на каждую женщину в течение всей жизни. Сейчас этот показатель почти вдвое ниже, а это значит, что население вырождается.

Также не способствует рождаемости отвержение института брака значительной частью граждан в возрасте до 30 лет. Они либо не стремятся к браку вообще, предпочитая эгоистическое наслаждения всеми благами потребительского общества, либо, кратко побывав в браке, не хотят его повторения. Последнее наиболее характерно для лиц с инфантильной и эгоистичной психологией, не желающих прилагать усилия в различных жизненных обстоятельствах для их изменения или адаптации к ним. На этом же фоне получают большее распространения так называемые «гражданские браки», а точнее внебрачные сожительства.

По данным Росстата, начиная с 2001 года на 1000 зарегистрированных браков приходится примерно 760 разводов. Причем 1/3 из этих разводов – это молодые пары, прожившие менее 5 лет. В результате тотального распада семей и деморализации института брака в России ежегодно остаются без одного из родителей (как правило, без отцов) около 500 000 детей. Аргументация матерей подросшим детям стандартна - твой папа был козёл, это была моя ошибка.

К тотальной катастрофизации института брака добавим победное шествие кабинетов планирования семьи, голубое лобби в шоу-бизнесе и во власти, ювенальную юстицию. Что получим в результате? Получим дальнейшее сокращение рождаемости, как результирующую всех этих факторов. У нас, конечно, не Великобритания, где сэр-педераст Элтон Джон усыновляет мальчика. И воспитает его, надо полагать, правоверным англиканином или католиком. И не Париж с Берлином, мэры которых открытые гомосеки. Но мы на пути ко всей этой мерзости.

Естественно, в западном обществе отслеживают происходящие в России процессы. Изучают их по чисто академическим соображениям, исходя из потребностей политического планирования, а иногда и просто из хорошо понятного всем бизнесменам стремления достоверно знать, насколько же ты ослабил конкурента. Примером может служить исследование, проведённое Берлинским институтом народонаселения и развития. Немецкие учёные пришли к выводу, что Россия - исчезающая страна.

Немцы обращают внимание, что хотя сокращение численности населения России с 1993 до 2010 года со 149 до 142 млн., оно в реальности больше. На итоговый результат влияет приезд в Россию этнических русских в Россию из бывших советских республик. Без учета этого обстоятельства сокращение численности российского населения было бы, по оценке немецких экспертов, почти вдвое большим, на 11,5 млн человек.

В середине ХХ века ситуация была иной: в 1960 году Россия (без учета других республик СССР) занимала четвертое место в мире по численности населения. В 2010 году она находилась на девятом месте, уступая Бразилии, Пакистану, Бангладеш и Нигерии. К середине XXI века Россия потеряет еще 25 млн человек и таким образом перестанет входить в десятку самых народонаселенных стран мира. Ее опередят Эфиопия, Филиппины, Египет и Мексика.

Сокращению численности населения спсобствует высокий уровень самоубийств в России. По данным начальника отдела эпидемиологических и социальных проблем психического здоровья Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Бориса Положия, за период с 1990 по 2010 годы количество самоубийц составило порядка 800 000 человек. Основная масса самоубийц - мужчины, в основном зрелого и работоспособного возраста. Средний возраст мужчины-самоубийцы в России 45 лет, а женщины - 52 года. Кстати, "сытые нулевые" положительно сказались на статистике самоубийств: если в 1995 году в России было 42 случая суицида на 100 тысяч населения, то в 2010 году этот показатель сократился до 23,5. А в мире средняя частота суицидов на 100 тысяч населения составляет 14 случаев, то есть в России этот показатель в 1,5 раза выше.

Почему такой высокий уровень самоубийств и ранней смертности в нашей стране? На этот счет есть много гипотез, однако лично мне представляется наиболее логичной "теория несчастья". Суть её в том, что в обществе царит депрессивная атмосфера, дух уныниня и безысходности. И если в крупных городах, по моим личным впечатлениям, это не так заметно, то в маленьких населенных пунктах депрессия просто висит в воздухе.

Американский профессор Эберстадт, в отличие от меня, полагает, что общедепрессивный эмоциональный фон свойственен нашей стране в целом. Он назвал это странное, с точки зрения западного исследователя, явление "русской болезнью". Суть "русской болезни", по Эберстадту, заключается в заразности депрессии. Логика здесь есть: действительно, курят русские намного меньше, чем японцы и греки, количество живущих за чертой бедности несравнимо с Китаем и Индией, но средний возраст смертности обоих полов в России значительно ниже. Значит, делает вывод американский демограф, дело не в достатке и не в состоянии здоровья, а в чём-то ином.

Николас Эберстадт пишет дословно следующее:
"Сегодняшний уровень смертности в России невероятно, неоправданно высок. И с каждым годом увеличивается. Это касается прежде всего мужского населения. Вот пример: сегодня ожидаемая продолжительность жизни 15-летнего мальчика в России меньше, чем в Сомали. Или ещё пример: ожидаемая продолжительность жизни москвича ниже, чем жителя Калькутты. На всей планете, включая многие страны Третьего мира, продолжительность жизни растёт, в России же, вопреки логике, падает. Этот процесс начался в шестидесятые годы. Почему берётся именно эта точка отсчета? Понятно, что при Сталине смертность в стране была неестественно высокой: люди гибли в огромных количествах от рук собственно государства.
Однако после прихода к власти Хрущёва разрыв между Россией и Западной Европой начал стремительно сокращаться. В это время некоторые показатели в России были даже лучше, чем, например, в Испании или Португалии, и были годы, когда они приближались к германским. Сегодня в это трудно поверить, но к концу пятидесятых годов продолжительность жизни в России была всего на пару лет ниже, чем в среднем по Западной Европе.

Однако потом, примерно когда убрали Хрущёва, начало происходить нечто другое, совсем новое и очень нехорошее. Возникла тенденция, которая существует по сей день. Рост продолжительности жизни неожиданно прекратился, смертность значительно выросла. В первую очередь это было заметно среди мужчин в возрасте от 40 до 50-ти. Сперва исследователи думали, что причина высокого уровня смертности – отголоски Второй мировой войны. Но потом стала расти смертность среди мужчин, родившихся после войны. Это уже нельзя было объяснить германским вторжением. Главное, тенденция усугублялась, так что с каждой последующей возрастной группой таблицы выживания выглядели всё мрачнее".
Это "иное", по Эберстадту, как раз и есть распространившийся "вирус несчастья", та общеэмоциональная атмосфера, при которой люди ощущают себя несчастными, не будучи (по мировым меркам) таковыми. Этот вывод прекрасно гармонирует с падением рождаемости, которое, как мы можем видеть выше, тоже никак не зависит от материального благосостояния. А вот от общесоциального самочувствия женской части нашего населения уровень рождаемости зависит, и очень существенно.

Таким образом, депрессивный эмоциональный фон нации способствует её сокращению тремя путями: низкой рождаемостью, низкой продолжительностью жизни и высоким уровнем самоубийств.

Вторым (а может быть и первым) по значимости фактором сокращения населения в России является преступность. Если верить данным группы Иншакова, то от преступлений в России ежегодно гибнет людей больше, чем от ДТП. Например, от ДТП в 2009 году погибло около 26 тысяч человек. Убито в России в 2009 году по официальной статистике 18,2 тысячи, а по методике Иншакова - 46,2 тысячи! Это колоссальные цифры.

Убийство - преступление с материальным составом (ст. 105 УК РФ). Полицейская статистика считает убийствами только те случаи, когда налицо главный элемент объективной стороны преступления - труп. Но если причинен тяжкий вред здоровью гражданина, повлекший затем смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ) - это уже не убийство с точки зрения криминальной статистики. Да и пропавшие без вести сюда тоже не попадают.

Можно задаться вопросом - как число убийств в 2009 году может составлять 18,2 тысячи, если только количество заявлений об убийствах, поступивших в правоохранительные органы, составило 45,1 тысячи, а количество неопознанных трупов за тот же год – 77,9 тысячи? А очень просто - убийством считается лишь та смерть, каковую так классифицировал суд в рамках завершенного обвинительным приговором уголовного процесса. Одновременно с названными здесь цифрами, число лиц, пропавших без вести, и не найденных – 48,5 тысячи. Вдумайтесь - БОЛЕЕ СТА ТЫСЯЧ граждан России в 2009 году закончили свою жизнь по чьей-то злой воле! Мы в какой стране живем? У нас везде Гарлем, Бронкс и чёрные кварталы Йоханнесбурга?

Советник Председателя Конституционного Суда РФ Владимир Овчинский приводит данные экономиста Ольги Антоновой, иследовавшей смертность в России от внешних причин. По данным Антоновой, в среднем по России половина смертности 20-39-летнего населения от повреждений с неопределенными намерениями (например, «при контактах с тупыми и острыми предметами») фактически являлась латентными убийствами. У населения старших трудоспособных возрастов уровень латентных убийств при подобном «диагнозе» достигает уже 70%.

Также Овчинский приводит данные Петра Чертищева, исследовавшего медико-социальные различия смертности населения в Москве. Он составил социальный портрет жителя Москвы, умершего в трудоспособном возрасте. Оказалось, что 64,2% социально адаптированных (так называемый «средний класс»), умерших в 20-29 лет, погибли от травм и отравлений. В группе умерших маргиналов (неработающих, алкоголиков) доля погибших от травм составила 53,3%. Но абсолютное количество погибших от травм маргиналов в 4 раза превышает количество представителей «среднего класса».

Интересно, что среди стран бывшего СССР у России самый высокий показатель убийств (зарегистрированные преступления, статистика UNODC - управления ООН по борьбе с наркотиками) на 100 000 населения - 11,2. Для сравнения - в Казахстане 10,7 убийства на 100 тыс. населения, в Киргизии – 8, в Литве – 7,5, в Молдавии – 6,6, в Белоруссии и Эстонии – 5, на Украине – 4,8, в Туркмении – 4,4, в Латвии и Грузии – 4, в Армении – 2,8, в Азербайджане – 2. По данным психиатра-криминалиста М.В. Виноградова, уровень убийств в России и в советские годы был весьма высоким, выше, чем в Европе, за счет "бытовухи", а в бурные 90-е к ним добавлись организованно-преступные и экономические убийства. Михаил Викторович указывает две причины очень высокой, по сравнению с другими странами экс-СССР, статистики убийств: отсутствие общественных механизмов, гасящих конфликты (махалля в Средней Азии, старейшины на Кавказе) и хроническая всеобщая озлобленность. Последний фактор чётко лежит в канве идей Николаса Эберстадта. Виноградов говорит: "...даже если убрать сегодняшнюю неустроенность, бытовые убийства в Советском Союзе, где была всеобщая уравниловка, тоже занимали первое место. Пьянство, общая озлобленность, очень высокий уровень агрессивности и недовольства друг другом". Иными словами, нынешняя ситуация - отнюдь не наследие ельцинских реформ и эпохи Путина.

Приведенные цифры показывают, что у нас морально опустившееся и деградировавшее общество. Общество, которое спивается и убивает себе подобных. Уровень агрессии, нетерпимости к инакомыслию, стремления навязать всем свою волю и свою точку зрения, в обществе уже зашкаливает. Зашкаливает настолько, что становится уже угрозой самому существованию общества и государства. Россия медленно, но верно идет по пути превращения ее в умирающую в буквальном смысле этого слова страну. Общество пожирает само себя. Внешние акторы ввсеми силами способствуют этому пожиранию, но, как и в случае с распадом СССР, последнее слово за нами самими.

Пропаганда антисемейных ценностей по телевидению. Воспитание "общечеловеческих" (читай - антироссийских) ценностей. Превозношение ценности творческой и профессиональной самореализации личности над семейной самореализацией. Армейско-милицейская простота решения всех проблем - дать в морду, замочить в сортире, обгадить в интернете. Культ силы и культ насилия. Скажите сами в себе, не на публику - это неправда? В нашей стране этого нет?

А если правда, то куда с такими тенденциями придет Россия? Правильно - к вымиранию. Физическому вымиранию. Которое уже медленно происходит. И это влечет за собой целый комплекс проблем.

Страна становится неконкурентоспособна. В настоящее время Пенсионный фонд не способен исключительно своими средствами выплачивать пенсии всем пенсионерам. Для этого привлекаются средства федерального бюджета. Хотя замысел Егора Гайдара был противоположным - вывести пенсионные деньги из бюджета вообще, пусть пенсии выплачиваются только из отчислений с фонда заработной платы работников. Не получается. И не потому, что пенсии большие, они у нас маленькие в большинстве своем. А потому, что у нас значительное число (в разные годы цифры различны, но колеблются около величины 40%) пенсионеров начинает получать пенсии ранее стандартного пенсионного возраста: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Через несколько лет число пенсионеров сравняется с количеством работающих, что означает крах всей пенсионной системы. Никакая современная экономика не выдержит, если производить товары и услуги будут менее половины населения страны. Зарубежные инвесторы не придут в страну с депрессивным прогнозом на рабочие руки через 10-20 лет. И собственные, доморощенные толстосумы будут инвестировать в Европу, Южную Америку, Индию.

Но и это не все. Рассмотренные выше две причины вымирания России усугубляют сам этот процесс вымирания путем ухудшения генофонда - наиболее дальновидные и обеспеченные родители отправляют детей учиться за границу. Причем уже со школьного возраста. Зайдите в ЖЖ к губернатору Кировской области Никите Белых, который отправил сына учиться в Англию. Я его не осуждаю. Но обращаю внимание - это индикатор. Он отправил своего сына туда, где он может получить услугу, недоступную на Родине. То есть - безопасное и качественное образование.

По различным кочующим в интернете данным только в одной Великобритании сейчас учится около 200 000 молодых людей из России. Как вы думаете - хотя бы половина из них вернется домой, чтобы трудиться в России? Мне почему-то кажется, что нет. И можно по-разному относиться к отъезду людей, но это факт. Другой вопрос, что чисто исторически, а для большинства населения и психологически, отъезд на работу за границу воспринимается как бегство из страны. Чуть ли не как предательство. Посмотрите интернет-форумы и комментарии в интернет-СМИ, там форумчане из России почти всегда говорят своим заграничным оппонентам одно и то же - не вам из-за бугра тявкать, вы продали Родину и т.д.

Сколько же наших сограждан уехало из России на срок более года? И кто из них даже и не собирается возвращаться? По сведениям Валентины Веденеевой из Института мировой экономики и международных отношений РАН, за три года (2008-2010) из России уехало более 1,2 млн человек, 40% из них — люди с высшим образованием. «Но у меня есть цифры точные: 1 250 000 человек, которые работают за рубежом <...> это ученые, специалисты», — говорил в начале 2011 года председатель Счетной палаты Сергей Степашин в интервью «Эху Москвы». По данным Росстата, число уезжающих жить в другие страны постоянно сокращалось — со 146 000 в 2000 г. до 32 458 в 2009 г. — и только в 2010 г. чуть выросло — до 33 578. Я бы не торопился объявлять их всех экономическими и/или политическими эмигрантами. Но тренд очевиден.

Березовский, Чичваркин, Гуцериев, Бородин... Список можно продолжать. С Темзы выдачи нет - этот тезис уже прочно сидит в головах более-менее экономически успешных наших сограждан. Пусть Гуцериев вернулся и получил обратно свой бизнес - он исключение. Чичваркин даже после снятия с должности своего главного обидчика не торопится возвращаться в Россию. Бородину в Лондоне выкрутили руки настолько, что он продал свою долю в Банке Москвы, хотя и руководил некоторое время банком из Лондона.

По данным Левада-центра (опрос 10-11 сентября 2011 года) 42% (процент примерно одинаков во всех возрастных категориях) хотят уехать просто из желания «повысить уровень жизни». То есть причина вроде бы не политическая. Однако в 1991 году, в эпоху исторического разлома, пустых прилавков и реальной бедности, твердо хотели бы уехать за границу на ПМЖ 5%, сегодня, в эпоху «нескончаемой стабильности», — 21%.

У массового отъезда есть ещё один аспект, мало осознаваемый большинством пишущих на эту тему публицистов. Этот аспект - политико-культурные запросы уехавших. Эмиграция приводит к тому, что из России уезжают люди, у которых есть запрос на модернизацию политической и экономической системы страны, но которые не хотят либо не могут реализовать его дома. И именно по этой причине они отправляются на чужбину.

Негативный моральный климат, высокий уровень преступности и эмиграция наиболее высокообразованных и энергичных людей - вот три фактора, сочетание которых, на мой взгляд, катастрофично. Можно долго спорить о причинах, но такие споры, как было показано в начале, скорее будут показывать политико-идеологические пристрастия спорящего, нежели хотя бы половину общей картины. Действительно, славянофильствующие ортодоксы видят корень всех бед во всемирном жидомасонском заговоре против нашей страны. Они вспомнят "Протоколы сионских мудрецов", Аллена Даллеса и Бильдербергский клуб. Но выставлять эту причину (безусловно, имеющую место быть) в качестве единственной - как минимум близоруко. На характер как человека, так и нации можно повлиять, но нельзя заменить его полностью. И это подтверждается статистикой и выводами Эберстадта - живущие хуже нас индусы и китайцы эмоционально здоровее.

Суммируем сказанное выше.

По приблизительным подсчетам, Россия теряет ежегодно по вышеперечисленным причинам не менее 400 тысяч человек. В 2010 году по данным Росстата всего за январь-декабрь родилось 1,789 миллиона человек, умерло 2,031 миллиона человек. Таким образом, Россия теряет свое население со скоростью около полмиллиона в год. Это почти приговор. Приговор стране, нации, этносу. Дело даже не в патриотизме и не в любви "к берёзкам средней полосы" - дело в катастрофически ухудшающейся конкурентоспособности России в мире. Конкурентоспособности как в экономическом смысле, так и в идейном. Если ближайшие годы не появится общенационального стимула к возрождению нации, который будет играть роль катализатора воспроизводства общества (а, следовательно, и экономики страны) - Россия обречена стать жертвой более могущественных мировых игроков. И я на сегодняшний день такого стимула пока не вижу.

2 комментария:

  1. Прочитал и почувствовал себя "славянофильствующим ортодоксом" )))
    А если серьёзно, то у Вас чересчур пессимистический взгляд на многие процессы по принципу "наполовину пустого стакана". Тем более, что по прошествии трёх лет многие процессы уже зримо опровергают написанное. Что касается "Березовский, Чичваркин, Гуцериев, Бородин" иже с ними, то об этом вообще не надо жалеть, а лишь приветствовать, добавляя к списку многих известных и неизвестных. Воздух будет чище.
    Тем не менее, анализ добротный, чувствуется боль автора за происходящее и желание изменить ситуацию.
    P.S.: я чрезвычайный оптимист относительно судьбы России, о чём и пишу во всех своих статьях. И стараюсь заразить этим оптимизмом всех окружающих, часто получается.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за оценку.
      Не знаю уж, где вы увидели пессимизм, для меня все вышеизложенное есть констатация реальных фактов. Легко проверяемых, кстати. И если я их расположил в последовательности, вызывающей у читающего ощущения пессимизма - что ж... Значит, так оно Вами видится ;-)
      Сам я не пессимист и не оптимист. И даже не реалист, так как реальность для каждого человека очень-очень зависит от его социального окружения, это надо понимать. У меня есть знакомые с годовым доходом в несколько миллионов, ведущие соответствующий образ жизни, но при этом уверенные, что их жизнь ухудшается день ото дня ;-) А есть полубезработный автослесарь, у которого нет компьютера и интернета, но есть хорошее настроение почти каждый день.
      В качестве постскриптума приведу старый анекдот о том, что оптимист изучает английский, пессимист изучает китайский, а реалист автомат Калашникова.
      P.P.S. Вот фото и видео с Украины оптимизму ну никак не способствуют...

      Удалить