воскресенье, 6 марта 2011 г.

Запостить или поститься?

Сегодня последний день перед началом Великого поста. Прощенное воскресенье. Есть обусловленная православной культурой русская традиция просить в этот день прощения у всех. Сама по себе традиция неплоха. Просить прощения вообще следует регулярно всякому христианину. В особо строгих случаях, в монастырях со строгим уставом, братия просят прощения дважды в день друг у друга - утром и вечером. Причем просят прощения даже за помыслы свои неизреченные, если помыслили что непотребное в адрес брата своего.

В миру сейчас наблюдается возврат к русским культурным традициям и могу сказать, что среди моего непосредственного окружения просящих прощения стало в разы больше, чем в прошлом году. Просить прощения через твиттер - не диковина, через массовую рассылку смс - тоже. Но хорошо, что появилась такая мода: ибо если есть форма, то есть надежда на то, что она будет наполнена своим первоначальным содержанием. Понятно, что просить лично и логичней и эффективней. И более соответствует духовному фундаменту сего обычая.


Понятно, что есть скептики, считающие, что это лишь модное поветрие. Что все просят прощения играючи, с улыбкой на устах. Сами-то они, естественно, не просят, они люди серьезные, это ниже их достоинства. Они, конечно, тоже, бывает, просят прощения. Но делают это продуманно, обоснованно, при кстати сложившейся ситуации. А иногда и при ситуации, специально созданной для такой цели. Естественно, люди такого сорта считают дешевым фиглярством, когда Патриарх Кирилл становится на колени и просит прощения при телекамерах и когда губернаторы просят прощения в твиттере. Эдаким религиозным промоушеном себя как медийной персоны.

Иные люди не просят прощения принципиально. Вообще. Никогда. Лишь спустя десятки лет могут походя бросить фразу типа "Ну, я тогда думал иначе", что на эзоповом языке и при некотором напряжении фантазии можно воспринять как косвенное извинение.

Другие полагают, что прощения просить следует только у тех людей, с которыми они лично знакомы. В особо радикальных случаях - только у членов своей религиозной общины. Своя логика здесь есть: наличие обратной связи. Ну и обижаем мы, как правило, большей частью тех, с кем систематически общаемся.

Но обидеть мы можем всякого, в том числе и невольно, и лично незнакомого человека. К примеру, я вчера проретвитил 4 твита одного предвыборного маргинала, выбрал наиболее хамские. Со вполне практичной целью - дабы другие люди, найдя его в своих фолловерах, заблокировали. О чем и написал всем. Однако одному человеку настолько резанули по душе сии хамские ретвиты, что он меня расфолловил, прямо сообщив мне об этом. Безусловно, я добивался эффекта отвращения и получил в общем-то предсказуемое, хотя и не закономерное, последствие. Почему так случилось? Да потому, что, как и другие люди, сужу по себе - я бы так не поступил в данной ситуации.

Приведу обратный пример. Лет около 10 назад ко мне в гости приходил некий знакомый человек со своей женой. В процессе общения он увидел только что купленную книгу Габриэля Городецкого "Миф "Ледокола", посвященную критике произведений Виктора Суворова (Резуна). Он выпросил у меня её почитать, уверял, что отдаст через неделю. Я говорил, что нелогично отдавать книгу, которую не прочел сам, но он упросил. Прошло около 10 лет, книга до сих пор у него. А может и не у него, отдал кому-нибудь. Я сознательно не называю имени этого человека, дабы, если прочитает сей пост, он бы подумал, что к нему это не относится. Ибо, за давностью лет, он, скорее всего, уже забыл об этом и мое напоминание может быть воспринято как безосновательный наезд. Я всегда вспоминал об этом, когда за прошедшие годы видел этого человека. Но никогда не говорил. Почему? Сначала потому, что надеялся, что совесть проснется, потом - чтобы человек сохранил лицо.

Приведенные примеры призваны показать на моем личном опыте тот факт, что обиды есть неотъемлемый компонент жизни человека в обществе. Кого-то я обидел нехотя, кто-то нехотя обидел меня. И это неизбежно.

Наше несовершенство и наше жизненное различие создают почву для непонимания и обид. Вполне закономерно, что традиция предписывает попросить прощения у тех, кого мы обидели в преддверии Великого поста: это есть один из аспектов примирения, ясно высказанный нашим Первоисточником в Евангелии от Матфея 5:23-25. Действительно, готовясь принести Всевышнему значительную часть своего времени (чуть больше десятины от года), нужно подходить к этому не имея примирения с ближним своим. А также с дальним своим и с абстрактным своим. Ибо все они, даже лжецы и фарисеи, даже взяточники и воры являются теми, за кого Иисус Христос пошел на крест около 2000 лет назад.

Сегодня один человек задался весьма логичным вопросом: а сколько человек из тех, кто публично попросили сегодня прощения, будут с завтрашнего дня соблюдать Великий пост? В нашем офисно-планктонном обществе, более привыкшему к глаголу "запостить", чем к глаголу "поститься" ответ очевиден. Просить прощения - модный интернет-тренд. Он в топе. Поститься - пока не тренд, это для желающих эпатировать публику. К сожалению, иного восприятия поста (среди неверующих, естественно) я не встречал. И именно примат "запостить" над "поститься" является индикатором, лакмусовой бумажкой той причины, по которой наша страна сейчас находится в глубоком духовном и экономическом кризисе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий