четверг, 17 марта 2011 г.

О маркетологическом восприятии РПЦ



Написать сей материал меня побудили две статьи, опубликованные на Взгляде в один день – 10 марта 2011 года. Это статьи Михаила Соломатина «Учет и контроль» и Михаила Бударгина «РПЦ против…». У людей, воспринимающих написанное эмоциями, а не разумом, возникло впечатление, что эти статьи написаны против Русской Православной Церкви (РПЦ). Во всяком случае, читая комменты, возникает именно такое (а не какое-то другое) впечатление. Но это не верно.

В обеих статьях НЕТ критики церкви как таковой. Более того – даже антиклерикальными в самом общем смысле этого слова их назвать нельзя. Обе статьи объединяет одно – они написаны абсолютно светскими людьми, воспринимающими Церковь (здесь с заглавной буквы) как светскую организацию. Ибо иначе, будучи людьми светскими, тем более гуманитарно образованными (истфак МГУ и филфак НГУ соответственно), они воспринимать ее просто не могут. Не обучены.


Если им сказать, что не светская и не организация – не поймут. Не поймут, о чем же вообще речь-то идет? А если продолжить, что она есть явление сверхъестественное (если угодно – потустороннее), то они усомнятся в здравом рассудке говорящего. И если привести цитату «…создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Матф. 16:18) – скажут, что это поэтическая аллегория неизвестного автора двухтысячелетней давности, ибо всякому вменяемому человеку известно, что никакие ворота никогда и никого одолеть не могут по определению.

Высказанные в предыдущем абзаце модельные допущения возможных рассуждений основаны на содержащихся в обоих текстах утверждениях, умозаключениях и предположениях.

Мне лично оба автора нравятся. Нравится их стиль. Нравится то, что они пишут свою точку зрения постоянно и стабильно, не обращая внимания на злобные изрыгания в комментариях после каждого своего материала. Интернет-критиканы ненавидят их за стиль, полагают, что авторы необразованны и некомпетентны в том, о чем рассуждают и, разумеется, пишут «ваще ни о чем».

Лично у меня не вызывает неприятия даже тот факт, что Бударгин является главным редактором официального сайта «Единой России». ЕР ругать нынче модно, эдакий признак хорошего тона в среде слегка поджиревших околотридцатилетних тружеников клавиатуры и мыши, протирающих своим отяжелевшим не по годам гузном вращающиеся офисные кресла. Однако деньги не пахнут, их можно зарабатывать как редактором сайта ЕР, так и профессиональным ЖЖ-троллем, без конца и края постящим везде где можно и где нельзя «Долой Путина». Поэтому нормальные люди (с точки зрения троллей я, естественно, ненормален) достаточно спокойно относятся к этим мутным и грязным интернет-потокам.

Посмотрим на дословные тексты двух названных авторов.

Подзаголовок у Соломатина: «Сама идея контроля над личностью совершенно не смущает Церковь, ее пугает лишь идея чужого контроля. Именно это и становится причиной протестов РПЦ против сбора государством информации о гражданах». Хотелось бы узнать, где и как уважаемый Михаил узнал о не-смущении Церкви контролем над личностью? И о испуге чужого контроля? Уж после-то коммунистических лет, после канонизации нескольких сотен новомучеников и исповедников российских, говорить, что Церковь что-то может испугать как-то уж совсем нелогично. Скорее, это может испугать конкретного приходского батюшку или дьякона. Но не более того.

Со следующей цитатой, полагаю, следует безоговорочно согласиться, она большая, но стоит того, чтобы воспроизвести её здесь:
«Средний российский гражданин, почтительно отзываясь о сильной власти и «порядке» (который, однако ж, не следует путать с правопорядком) и относясь весьма прохладно к гражданским свободам, испытывает сильный страх перед всем, что покушается на так называемые «вольности», то есть на не прописанные ни в каких законах возможности поступать как вздумается. Иными словами, наш соотечественник согласен на сколь угодно суровые законы и правила, лишь бы государство дозволяло их нарушать.
Осознав это обстоятельство, легко понять, почему российское общество, так и не привыкнув произносить без гримасы словосочетание «права человека», оказалось вдруг в авангарде мировой борьбы против возможных (гипотетических пока еще) попыток установить государственный контроль над личностью. Так, например, нежелание расставаться с правом безнаказанно распоряжаться правами своих детей создает прочную основу для страхов россиян по поводу ювенальной юстиции. Объяснить природу своих опасений никто из противников новой правовой модели не может
».

Мысль очень точна. Народ часто боится того, чего не понимает. Но Церковь-то, по мысли автора, все понимает по-иному: «…Церковь во все времена основывала свое влияние в общественной и политической жизни на некоторых идейных принципах, плохо различимых для неопытного глаза, то есть прятала, да простят мне эту аналогию, свою силу в тех предметах, которые не похитит вор и не повредит случайный профан. Только специалисты могут объяснить, почему в какие-то моменты из-за сущих мелочей типа филиокве, продажи индульгенций или исправления богослужебных книг вдруг проливались реки крови, а корабль мировой истории, скрипнув всеми сочленениями, брал новый курс».

При этом непонятно, почему автор, приводя такие здравые мысли, чуть ниже пишет очевидное им противоречие: «…любой разговор о внедрении технических носителей информации о гражданах вызывает у Церкви болезненную реакцию. В марте этот вопрос вновь стал актуальным из-за решения Мосгордумы ввести для москвичей универсальные электронные карты, на которых будет сосредоточена медицинская, пенсионная и другая информация».

И самое нелогичное, самое неправдивое (уж не ведаю – по умыслу или по незнанию) – то, что автор везде пишет «Церковь считает», «Церковь боится» и т.д. Хотя, насколько я знаю, на момент написания этого поста Церковь (а от лица Церкви в целом могут выступать лишь Патриарх, Архиерейский либо Поместный соборы) своего отношения к УЭК не выразила. А вот отдельные батюшки и архиереи – выразили. Причем как антагонистичные карте мнения, так и вполне взвешенные.

Бударгин с комсомольской прямотой режет «правду-матку»: «…сегодня РПЦ зачем-то делает все, чтобы оттолкнуть от себя потенциально лояльных к ней людей». Объясните мне неразумному: кто есть «потенциально лояльные Церкви люди»? Кто есть «просто лояльные» я с некоторым трудом понять еще могу… Хотя по моему скромному мнению человек либо разделяет ценности и образ жизни Православия, либо не разделяет. То есть – человек либо православный верующий, либо нет. К лояльным могу отнести тех, кто полагает, что он православный по определению лишь потому, что его угораздило родиться в России и/или русским. И его православность исчерпывается приходом лишь на Рождество или Пасху со свечкой первой попавшейся иконе. А вот кто есть «потенциально лояльный» - ну никак представить себе не могу. Вероятно, это иеговист, мечтающий покинуть свою общину из-за конфликта с пастором…

Следующий перл нужно занести в анналы истории и показать самому Бударгину, когда ему будет лет 50: «Если бы я был прихожанином на пороге храма, то услышав о ЖКХ, БГ, социальных картах и дресс-коде, развернулся бы и пошел домой. Не потому что все это как-то устрашает или отталкивает, а потому что все это как-то глупо. Даже если в церковь идут не за умом, то не до такой же степени». Прихожанин домой не пошел бы. Захожанин – запросто. Да и то – лишь тот, который собрался зайти в первый раз в жизни, не очень-то представляя, а зачем, собственно, он собрался в заведение, где бородатые мужики в черных платьях ходят.

В Церковь действительно за умом не идут. За ним вообще не идут – его сколько Бог дал, столько и есть. А уж как обладатель данного конкретного ума им распорядится в дальнейшем – вопрос открытый. И если учесть один из основополагающих новозаветных принципов «мудрость мира сего есть безумие пред Богом» (1Кор. 3:19), то вопрос о походе за умом в его мирском понимании в принципе не возникает.

Далее Бударгин абсолютно честно (ну, или мне хочется так думать) пишет: «Я не знаю, что нужно сделать церкви, и даже не очень представляю, какие сама церковь ставит перед собой задачи (спасение душ? рост количества монастырей? хорошие отношения с властями? участие в политике?), но с точки зрения далекого от внутренней кухни РПЦ мирянина все последние церковные телодвижения вызывают то ли неловкость, то ли сочувствие, то ли оторопь». Это мнение не мирянина (под которым обычно понимается немонашествующий и не служащий православный прихожанин), а человека знакомого с РПЦ лишь по литературе. Не знать, какие задачи ставит перед собой Церковь?! Да всё те же, что и почти 2000 лет назад – спасение душ человеческих, благовестие искупительной жертвы Иисуса Христа. Все остальное вторично, третично и десятерично. Эти две задачи для неверующего человека – то есть такого, кто пытается постичь сущность такого общественного феномена, как Церковь разумом – полный бред. Бред и бессмыслица. Можно понять людей. Можно понять ту ипостась Церкви, которая зарегистрирована в Минюсте. Но нельзя понять сверхъестественную природу Церкви – в это можно только верить. Или не верить.

Рассуждения в стиле «а докажите!» или «Церковь как организация претендует…» предполагает апелляцию к разуму оппонента. К доказательствам. Забывая при этом, что в то, что доказуемо, не нужно верить. Ибо оно проверяемо экспериментально, в отличие от непроверяемости в реальном мире истинности Священного Писания и Священного Предания. Их истинность человек может постичь лишь на своем собственном опыте. Не на чужом. И не умозрительно.

Попытки воспринять и понять Церковь исключительно как мирскую общественную организацию (каковой с точки зрения закона она и является) неизбежно приведут к неадекватным оценкам. Церковь не бизнес-единица, чтобы позиционировать себя на рынке религиозных услуг. Она не нуждается в промоушене, в маркетологах и в продвижении медийными средствами. Она самодостаточна и без этого. Ибо задачи ее не от мира сего.

И именно поэтому, при всем уважении к Соломатину и Бударгину как к публицистам, я заключаю, что они не ведают того, о чем пишут. И не изведают, пока не настанет определенное к тому время… Хочется верить, что оно настанет…

Комментариев нет:

Отправить комментарий