четверг, 24 марта 2011 г.

Государство и церковь: краткая история в России


Работа написана мной в один из московских ВУЗов в мае 2004 года

Введение

Отношения между государством и церковью в течение последних полутора-двух тысяч лет представляют собой один из важнейших аспектов государственной внутренней политики, а в ряде случаев – и функций государства. О функциях можно вести речь, в этом смысле, тогда, когда религия становится одним из государственных институтов – так как это сделал в свое время в России Петр Первый.

Отношения между государством и церковью – это чисто западный вопрос. В странах Юго-Восточной Азии – Китае, Японии, Корее – такой вопрос не стоит в принципе. Это происходит вследствие образа жизни и мыслей этих народов и в связи с содержанием и основополагающими установками их религий – буддизма, конфуцианства, даосизма, синтоизма.

Для Российской Федерации это вопрос актуален, так как Россия полиэтнична и исторически многорелигиозна. В настоящее время на территории Российской Федерации действуют три основных православных конфессии (Русская Православная Церковь Московского Патриархата, Зарубежная Русская Православная Церковь и Старообрядческая (Древлеправославная) Церковь), два течения ислама (шиизм и суннизм), иудаизм, несколько протестантских христианских конфессий (баптисты, пятидесятники, адвентисты, лютеране и т.д.), иудаисты, буддисты, кришнаиты и ряд других. Все это делает тему данной работы чрезвычайно актуальной.


1. Государство, общество и регулирование общественных отношений

Вопросы о государстве, его понятии, сущности и роли в обществе и его отношение к религии с давних пор относятся к числу основополагающих и остродискуссионных в государствоведении. Это объясняется, по меньшей мере, тремя причинами.

Во-первых, названные вопросы прямо и непосредственно затрагивают интересы различных слоев, классов общества, политических партий и движений.
Во-вторых, никакая другая организация не может конкурировать с государством в многообразии выполняемых задач и функций, во влиянии на судьбы общества.
В-третьих, государство — очень сложное и внутренне противоречивое общественно-политическое явление.

Рожденное обществом, его противоречиями, государство само неизбежно становится противоречивым, противоречивы его деятельность и социальная роль. Как форма организации общества, призванная обеспечивать его целостность и управляемость, государство выполняет функции, обусловленные потребностями общества, а, следовательно, служит его интересам. Оно является политической организацией всего населения страны, его общим достоянием и делом.

Без государства невозможны общественный прогресс, существование и развитие цивилизованного общества. Однако в классово-антагонистическом обществе государство, выполняя общесоциальные функции, все больше подчиняет свою деятельность интересам самого экономически могущественного класса, превращается в орудие его классовой диктатуры, приобретает отчетливо выраженный классовый характер. Именно в этом наиболее выпукло проявляются противоречивая природа и социальная роль государства.

История государства неотделима от истории общества. Оно вместе с обществом проходит длинный исторический путь от не-развитого к развитому, приобретает на этом пути новые черты и свойства. Для неразвитого государства характерно то, что в нем не развертывается, не получает должного развития весь комплекс институтов государства и оно сводится, в сущности, к политической (государственной) власти, основанной главным образом на аппарате принуждения. Развитым государство становится постепенно, по мере достижения определенного уровня цивилизации и демократии.

Оно “обеспечивает организованность в стране на основе экономических и духовных факторов и реализует главное, что дает людям цивилизация,— народовластие, экономическую свободу, свободу автономной личности”. В таком государстве развиваются все его институты и структуры, раскрывается их социальный потенциал. Причем государство изменяется и совершенствуется не само по себе. Его преобразуют, приспосабливают к изменяющимся условиям люди разных эпох и стран. Поэтому есть все основания рассматривать государство как одно из самых значительных достижений мировой истории и цивилизации.

Общество возникло задолго до государства и длительное время обходилось без него. Религия – также. Объективная потребность в государстве появилась по мере усложнения внутреннего строения общества (социального расслоения), обострения в нем противоречий из-за несовпадения интересов социальных групп и увеличения числа антиобщественных элементов. Следовательно, государство пришло на смену отживающей свой век родовой организации как новая форма организации изменившегося и усложнившегося общества. Процесс возникновения государства был, по-видимому, полусознательным, полустихийным.

Весь опыт мировой истории доказывает, что обществу со сложной структурой, раздираемому противоречиями, имманентна государственная организация. В противном случае ему неизбежно грозит саморазрушение. Значит, государство есть организационная форма структурно сложного общества, которое здесь выступает как государственно-организованное.

Государство - социальный институт всего общества, оно выполняет многие функции, обеспечивающие жизнедеятельность последнего. Его основное назначение заключается в управлении социальными делами, в обеспечении порядка и общественной безопасности.

Государство противостоит антисоциальным, разрушительным силам, а потому само должно быть мощной организованной силой, иметь аппарат (механизм) управления и принуждения. Иначе говоря, по своей глубинной сути государство — явление общесоциальное и конструктивное, чем и обусловлена его великая жизнеспособность. Политическим и классовым оно становится постепенно, по мере развития в обществе классов, антагонистических отношений. С расколом общества на классы, с возникновением классовых антагонизмов экономически господствующий класс подчиняет себе государство. Но и в этих условиях оно выполняет в определенной мере конструктивно-социальные функции.

С появлением государства начинается сложная и противоречивая история его взаимодействия с обществом. Как форма организации общества и управляющая система государство выполняет функции в интересах всего общества, разрешает возникающие в нем противоречия, преодолевает кризисные ситуации. Вместе с тем иногда оно может играть и деструктивную роль — возвышаться над обществом, огосударствлять его, т. е. проникать во все общественные сферы, сковывать их, ослаблять и разрушать общественный организм. Но, в общем и целом, государство движется вместе с обществом вперед, постепенно становится более современным и цивилизованным, сохраняя при этом относительную самостоятельность по отношению к обществу.

Существуют ли пределы самостоятельности государства по отношению к обществу? Такие пределы есть, но они тоже относительны, подвижны и оценочны. Известно, что у любого общества имеются многочисленные объективные потребности. Если политика государства соответствует этим потребностям, то ее результаты будут обществом одобрены.

Напротив, деятельность государства, противоречащая названным потребностям, может причинить вред обществу, вызвать в нем кризисные явления. Сказанное означает, что государство вышло за пределы своей самостоятельности, его политика становится антисоциальной. Следовательно, самостоятельность государства уравновешивается, ограничивается контролем общества за его деятельностью, а также оценкой этой деятельности.

Отмеченное касается, прежде всего, гражданского общества и правового государства. Гражданское общество как система социальных, социально-экономических, социально-политических объединений граждан (институтов, структур), действующих на началах самоуправления, и правовое государство, где государственная власть функционирует на правовых началах, в рамках закона, логически и сущностно взаимосвязаны между собой.

Правовое государство самостоятельно в той мере, в какой оно служит интересам гражданского общества, которое в свою очередь стимулирует развитие демократического государства и осуществляет гибкий контроль за его деятельностью.

Недемократическим (неразвитым) обществам соответствуют и неразвитые государства, мощь которых сосредоточивается в исполнительно-принудительных и карательных органах. Такие государства нередко обретают силу, значительно превышающую объективные потребности общества, получают чрезмерную самостоятельность, становятся центром политической, экономической и духовной жизни, возвышаются над обществом. Всемогущая бесконтрольная власть здесь концентрируется в руках диктатора и его окружения или группы лиц. Так складывались тиранические диктаторские государства, а в современную эпоху — авторитарные и тоталитарные государства, к коим Россия, безусловно, принадлежит.

Демократическому обществу соответствует демократическое (развитое) государство, которое обеспечивает целостность общества, порядок и организованность общественной жизни на основе материальных и моральных стимулов и методов и в котором полное развитие получают органы и учреждения конструктивно-созидательного характера. И наоборот - у недемократического общества не может быть демократического государства. Ему можно дать лучшие гуманистические законы и идеальную конституцию, но раотать они не будут. Ибо люди в таком обществе привыкли жить не по закону, а по "понятиям", по алгоритмам "умри ты сегодня, а я завтра", "не мы такие - жизнь такая". Эти люди являются носителями антигосударственного сознания, закон воспринимают как нечто враждебное им лично.

Цивилизованное гражданское общество обеспечивает демократический порядок формирования важнейших государственных органов, осуществляет гибкий контроль за их деятельностью на основе закона и права, а, в конечном счете, ставит на службу себе и человеку весь созидательный потенциал правового государства.

Воздействие общества на государство принято считать прямой связью, а воздействие государства на общество — обратной. Многогранное обратное воздействие развитого государства на общество — ключевая, но недостаточно изученная проблема, главное в которой — соотношение между сознательным государственно-правовым регулированием социально-экономической жизни и стихийным рыночным саморегулированием.
Право возникает как результат объективной потребности усложнившегося, внутренне противоречивого общества. Своим регулирующим воздействием оно обеспечивает организованность, стабильность и правовой порядок в обществе.

Возникнув в силу объективных причин, право начинает активно взаимодействовать с обществом. В этом взаимодействии ведущая роль, несомненно, принадлежит обществу, которое детерминирует содержание права, решающим образом влияет на его развитие.

Поэтому право не может быть выше достигнутого экономического и духовного уровня данного общества и развивается вместе с ним. Вместе с тем право вбирает в себя все социально ценное от обычаев, господствующих в обществе морали и религии, впитывает в себя достижения мировой культуры и цивилизации. В результате оно приобретает значительную самостоятельность по отношению к обществу и получает возможность активно воздействовать на него.

С помощью права в обществе обеспечивается необходимый правопорядок, разрешаются социальные конфликты и противоречия. Словом, право служит своеобразным обручем, удерживающим общество от саморазрушения.

Право как искусство добра и справедливости, воплощение достижений мировой культуры и цивилизации несет в общество информацию о добром и справедливом и постоянно подпитывает его гуманистическими идеалами и ценностями. В то же время оно вытесняет из общества чуждые ему отношения и привычки.

Право служит мерой общественной и личной свободы. Подобно тому, как не бывает рек без берегов, точно так же нет и быть не может безмерной, безграничной свободы. Свобода без границ — это своеволие, вседозволенность, беспредел, т. е. отрицание свободы. В границах права, правовых норм люди, их объединения и организации могут свободно действовать и поступать по своему усмотрению.

В расколотом на классы, раздираемом непримиримыми противоречиями обществе право является выразителем и проводником в жизнь воли властвующей олигархии. В таких условиях тускнеют его гуманистические идеалы и ценности, оно приобретает деспотические и тиранические черты. Напротив, в демократическом обществе роль права и правового регулирования неизмеримо возрастает, в полной мере реализуется его гуманистический потенциал. Благодаря праву и правовым процедурам широкие массы народа получают доступ к материальным и духовным благам, к механизмам власти, законным формам волеизъявления и реализации своих интересов. Общество, пронизанное правовыми началами, приобретает качество правового.

В идеале государство должно служить человеку, создавать все необходимые условия для того, чтобы он мог максимально развивать и проявлять свои способности и дарования, ибо человек (согласно гуманизму) — высшая из всех мировых ценностей, мера всех вещей. В действительности отношения между человеком и государством куда более сложны и весьма противоречивы.

Веками между человеком и государством складывались отношения отчуждения и вражды. Для раба и подданного рабовладельческое и феодальное государство выступало как чуждая и враждебная сила. Они не имели прав и свобод, а только несли обязанности перед государством и поэтому не могли стать личностями. С наступлением эры капитализма отношения между человеком-гражданином и государством круто меняются. Гражданин становится носителем прав и свобод, которые придают ему автономный, независимый от государства статус. На государство же возлагается обязанность защищать и гарантировать эти права и свободы.

На развитие гражданских прав и свобод большое влияние оказала либерально-демократическая доктрина, которая акцентировала внимание на личностном аспекте демократии, на незыблемости неотчуждаемых прав и свобод человека, на ограничении вмешательства государства в личную жизнь человека, на возможности человека обратиться с жалобой на государство и его органы в независимый суд. Правда, оснований идеализировать отношения между гражданином и капиталистическим государством не наблюдается, там отношения гражданина и государства кажутся идеальными лишь в сравнении с Россией или Африкой. В западных странах возникали антидемократические (фашистские и авторитарные) режимы, которые превращали человека в придаток государственной машины; не всегда государство защищает человека от нищеты, социальной и национальной дискриминации.

В Советском государстве предпринимались меры по предоставлению трудящимся значительных социально-экономических прав, но в целом правовой статус человека был во многом урезан и слабо защищен. Сталинский тоталитарный режим отвел человеку роль винтика в государственной машине, сделал его полностью беззащитным перед государством. И в послесталинский период интересы государства ставились выше интересов личности. Слаба была судебная защита личных прав и свобод. И все же говорить о том, что Советское государство не заботилось о человеке, о развитии его духовных и физических сил, нельзя. Бесплатные образование, медицинское обслуживание, занятия физической культурой и спортом, уверенность в завтрашнем дне — все это и многое другое было реальностью.

Конституция Российской Федерации закрепила такие взаимоотношения человека и государства, которые в целом отвечают современному пониманию демократии. В демократическом государстве силовые органы власти необходимы для того, чтобы любой человек был защищен от произвола и насилия, ощущал свое достоинство, выступал как полноправный партнер государства. Другими словами, вся мощь государства должна обеспечивать охрану и защиту прав личности.

В Конституции подчеркивается, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. А потому государственные органы, должностные лица обязаны строить свою деятельность в соответствии с ними. Однако с принятием Конституции разрыв между широким кругом закрепленных в ней прав и свобод человека и гражданина и степенью их гарантированности, реализованности в реальной жизни и степенью защищенности личности увеличился. Этот разрыв будет ликвидирован, а права и свободы человека станут реальными только после выхода общества (не государства!!!) из кризиса в экономике, политике, духовной жизни. Причем последнее в этом перечне явлется первым.

2. Государство и церковь в России

Российская Федерация - светское государство. Такая характеристика означает, что государство и религиозные объединения отделены друг от друга, т. е. взаимно не вмешиваются в дела друг друга. Давая такую характеристику Российскому государству, Конституция в ст. 14 раскрывает ее в следующих положениях:

•никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной;
•религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

В противовес светскому государству, установившемуся в большинстве развитых стран (например, США, Франция), существуют государства, в которых одна из религий признается государственной (англиканская церковь в Великобритании, иудаизм в Израиле, православие в Греции, лютеранская церковь в скандинавских странах, мусульманство в исламских государствах Ближнего и Среднего Востока).

Даже в тех странах, где закреплено равенство религиозных конфессий (ФРГ, Япония, Италия), все же одна из религий обладает некоторыми привилегиями. Такое положение сложилось в этих странах исторически, оно отражает глубокое убеждение народа в благотворном воздействии религии на политику и общественную мораль. Впрочем, во всех указанных государствах, кроме исламских, гарантируется свобода вероисповедания и наряду с государственной существуют другие конфессии.

В России основными конфессиями являются христианство в форме православия и ислам, но есть и другие вероисповедания (католицизм, буддизм, протестантские церкви, иудаизм и др.). Они совсем недавно обрели необходимые права для своей деятельности, поскольку тоталитарное государство (считавшее себя тоже светским, а на деле бывшее грубо атеистическим) осуществляло гонение на веру, преследование религиозных служителей.

Ныне общепризнано, что церковь играет незаменимую роль в духовном возрождении России и вправе свободно проводить свою деятельность не только по отправлению культов, но и по пропаганде вероучения. Религиозные деятели заняли видное место во многих общественных движениях. Русская православная церковь приняла решение не участвовать в государственной и политической жизни, и с ее стороны нет никаких претензий на статус государственной. Мусульмане также в основном не претендуют на такой статус своей религии, хотя в ряде республик (Чечня, Татарстан) существуют определенные круги, высказывающиеся за преобразование своих республик в исламские государства.

Закрепление светского государства отнюдь не означает умаления или ущемления свободы вероисповедания. Статья 28 конституции РФ закрепляет свободу совести, и светское государство не освобождается от обязанности гарантировать эту свободу. В равной степени государство не должно занижаться пропагандой атеизма, каким-либо способом препятствовать свободной деятельности религиозных объединений. Более того, нравственный долг требует, чтобы государство оказывало им содействие в их деятельности.

Следует отметить, что содержащаяся в ст. 14 Конституции РФ характеристика светского государства не упоминает об отделении государственной школы от религии. Федеральным законом “О свободе совести и о религиозных организациях” от 26 сентября 1997 г. (ст. 5) установлено, что религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения. По просьбе родителей, или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

Светский характер государства означает, что официальные лица государства, хотя и вправе исповедовать любую религию, не должны предоставлять каких-либо привилегий той или иной конфессии, допускать ее влияния на принятие государственных решений. В связи с этим в федеральном законе “Об основах государственной службы Российской Федерации”, принятом 31 июля 1995 г., установлено, что государственные служащие не имеют права использовать свое служебное положение в интересах религиозных объединений для пропаганды отношения к ним (п. 12 ст. 11). Подобные ограничения вполне объяснимы для страны с религиозным плюрализмом, каковой является Россия, а также многонациональным составом государственного аппарата, что требует от государства соблюдения строгого нейтралитета по отношению к конфессиям.

Но такое положение в России было не всегда. Гражданам СССР гарантировалась свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещалось. Церковь в СССР была отделена от государства и школа - от церкви . Реально же, в Советском Союзе атеизм имел режим наибольшего благоприятствования. Государство вначале открыто, а затем скрыто проводило политику искоренения религии.

Здесь мы можем наблюдать эволюцию атеистических действий государства. В начале 20-х – конце 30-х годов господствовал жесткий императив: религия – опиум для народа. Издавался финансируемый государством журнал “Воинствующий безбожник”. Священники арестовывались и расстреливались, священство истреблялось как социальная группа. В обществе насаждалась ненависть к религии, а по отношению к верующим людям проводилась политика провозглашения их, в лучшем случае, отсталыми и неграмотными. В худшем – психически больными.

К концу тридцатых годов церковь де-факто была уничтожена. Храмы и монастыри закрыты, ценности конфискованы в доход государства и, в значительной доле, проданы на Запад.

После начала второй мировой войны, вступления в нее Советского Союза, государству потребовалась объединяющая народ идея. Такой идеей стала историческая преемственность Руси и Советского Союза, их народов и ценностей. Провозглашался свободный дух русского народа, никогда не дававшего себя завоевать. Поэтому органичным элементом такой политики, наряду с орденами Александра Невского, Кутузова и Ушакова, стало воссоздание (естественно, под патронажем НКВД) Русской Православной Церкви. Причем воссоздана она была отнюдь не в том виде, в каком она существовала перед ликвидацией. В 1942 году был восстановлен сан Патриарха Всея Руси – главы Русской Православной Церкви. До начала XX века РПЦ управлялась Святейшим Синодом – коллегиальным государственным органом, созданным Петром I. Сан Патриарха в этот период отсутствовал. Таким образом, Церковь была воссоздана уже не как государственное учреждение, а как общественная (религиозная) организация.

После войны государство не стало ликвидировать церковь, а стало ее использовать для своих целей. Исповедь верующих стала важным источником поступления информации в органы госбезопасности. Церкви было запрещено проповедовать Евангелие, запрещено служить людям, в том числе и благотворительностью, в больницах и местах лишения свободы. Особой “опеке” подвергались баптисты и пятидесятники. Баптисты не могли окончить семинарию без подписки о тайном сотрудничестве с органами госбезопасности. Для православных семинаристов окончание "без расписки" было возможным.

В целом же, характеризуя отношения церкви и государства в период с 40-х до 80-х годов, можно сказать, что явного атеизма со стороны государства в этот период не наблюдалось. Шумные антирелигиозные кампании 20-х – 30-х годов отошли в прошлое. С религией боролись идеологически – по партийной и комсомольской линии.

Перестройка в Советском Союзе высвободила силы, которые стали пропагандировать в обществе “общечеловеческие ценности”. На самом деле, таких ценностей нет и быть не может, так как человечество не мононационально и не монокультурно. Поэтому постепенно в СССР стали приживаться ценности западного общества.

Поворот в отношении к религии произошел в 1988 году – соратники сумели убедить М.С. Горбачева, что празднование 1000-летия крещения Руси есть событие всемирно-историческое. А после заметного участия государства в торжествах задний ход давать идеологам коммунизма стало уже невозможно.

Сложившаяся в обществе и государстве ситуация привела к принятию 25 октября 1990 года Закона РСФСР “О свободе вероисповеданий”. Это закон давал существенные права верующим, устанавливал равенство религий. Закон устанавливал, что гарантированная Конституцией РСФСР свобода вероисповеданий включает право каждого гражданина свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и атеистические убеждения, исповедовать любую религию или не исповедовать никакой и действовать в соответствии со своими убеждениями при условии соблюдения законов государства.

Граждане РСФСР, иностранные граждане и лица без гражданства могли пользоваться правом на свободу вероисповеданий индивидуально, а также совместно, путем создания соответствующих объединений. Деятельность общественных объединений граждан, образуемых с целью реализации права на свободу вероисповеданий, не должна была быть сопряжена с посягательствами на личность, права и свободы граждан, а также с иными нарушениями законодательства.

Закон провозглашал основные гарантии равенства верующих:
•равноправие граждан независимо от их отношения к религии;
•отделение религиозных и атеистических объединений от государства;
•светский характер системы государственного образования;
•равенство религиозных объединений перед законом;
•законодательство, обеспечивающее претворение в жизнь свободы вероисповеданий и устанавливающее ответственность за ее нарушение.

Основу взаимоотношений церкви и государства этот закон закрепил в ст. 8: религиозные объединения в РСФСР отделены от государства. Государство, его органы и должностные лица не вмешиваются в вопросы определения гражданами своего отношения к религии, в законную деятельность религиозных объединений и не поручают им выполнение каких-либо государственных функций. На территории РСФСР не могут учреждаться исполнительные и распорядительные органы государственной власти и государственные должности, специально предназначенные для решения вопросов, связанных с реализацией права граждан на свободу вероисповедания. Государство охраняет законную деятельность религиозных объединений. Религиозные объединения не могут вмешиваться в дела государства, не участвуют в выборах органов государственной власти и управления и в деятельности политических партий, члены религиозных объединений имеют равные с остальными гражданами права на участие в политической жизни. Религиозные объединения граждан могут принимать участие в социально-культурной жизни общества в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность общественных объединений в РСФСР.

Общественные объединения граждан, образованные в целях совместного изучения и распространения атеистических убеждений, отделены от государства. Государство не оказывает им материальной и идеологической помощи и не поручает им выполнение каких-либо государственных функций.

В целом Закон 1990 года был весьма прогрессивным и либеральным. Но жизнь не стояла на месте, равно как и отношение государства к религии. Несмотря на светский характер государства, закрепленный в Конституции Российской Федерации, государство пришло к выводу, что одна из религий – православие – должна быть “более равной” по сравнению с остальными. Тем самым делался шаг к установлению в Российской Федерации государственной религии так же, как в свое время была единственная и обязательная государственная идеология.

Маятник общественных настроений также качнулся в противоположную атеизму сторону и начали раздаваться голоса серьезных публицистов о том, что всякий русский является православным только потому, что он родился и живет в России.

Отражением этих тенденций стал федеральный закон “О свободе совести и о религиозных объединениях” . Этот закон явно вывел православие на первое место среди других религий: “признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России” - формулировка преамбулы закона. Эта формулировка, помимо прочих, вызывает и такой вопрос: а не противопоставляет ли государство православие и христианство? Для верующего человека такая постановка вопроса абсурдна, но текст закона почему-то перечисляет эти термины в последовательном порядке.

Федеральный закон установил, что ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией Российской Федерации или вытекающих из международных договоров Российской Федерации. Но этот же закон установил и более усложненную, по сравнению с обычными общественными объединениями, процедуру регистрации религиозных организаций. Кроме того, законом установлена норма, согласно которой религиозное объединение, образованное менее чем 15 лет назад и не входящее в состав централизованной религиозной организации вообще не может обладать правами юридического лица. Исключение из этого правила сделано только для религиозных организаций, зарегистрированных до вступления в силу этого закона.

Федеральный закон ввел понятие “религиозная группа”. Это группа граждан, которая не зарегистрирована органом юстиции в качестве юридического лица и своей деятельностью удовлетворяет свои собственные потребности религиозного характера.

Закон установил, что религиозные организации, не имеющие документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет, пользуются правами юридического лица при условии их ежегодной перерегистрации до наступления указанного пятнадцатилетнего срока. В данный период указанные религиозные организации не пользуются правами, предусмотренными пунктом 4 статьи 3, пунктами 3 и 4 статьи 5, пунктом 5 статьи 13, пунктом 3 статьи 16, пунктами 1 и 2 статьи 17, пунктом 2 статьи 18 (применительно к образовательным учреждениям и средствам массовой информации), статьей 19 и пунктом 2 статьи 20 федерального закона “О свободе совести и о религиозных организациях”. Перечисленные статьи касаются, например, таких правомочий, как создание образовательных учреждений, приглашение на работу в качестве священников иностранных граждан и т.д.

В целом ныне действующий федеральный закон устанавливает более жесткие условия деятельности и регистрации религиозных организаций. Такой подход государства может быть объяснен, помимо прочего, ситуациями, которые складывались в нашем обществе с такими организациями как “Белое братство” и “Аум Синрике”.

Заключение

В современной России вопросы религиозной жизни имеют весьма существенное значение. Россия многоконфессиональная страна и это накладывает свой отпечаток на регулирование государством общественных отношений в области религии. Государство, с одной стороны, не может детально регламентировать это весьма мощный пласт общественных отношениях, регулировать во всех его аспектах. Но государство не может и игнорировать то возможное и реальное воздействие, которое оказывают на его граждан религиозные организации.

Взаимоотношения между государством и церковью всегда были сложными. Во все века и во всех государствах наблюдались весьма различны, подчас прямо противоположные подходы к регулированию государственно-церковных отношений. Наша страна в этом смысле не исключение – от стадии государственной религии через государственный атеизм Россия постепенно перешла в вероисповедной терпимости. Такое положение дел, в основе своей, соответствует концепциям прав человека и общепринятых сейчас в большинстве стран мира стандартам государственного регулирования религиозных отношений.

Комментариев нет:

Отправить комментарий