четверг, 14 апреля 2011 г.

Четверток шестой седмицы

Сегодня четверг шестой недели Великого поста. Великий пост знаменателен не только тем, что он самый продолжительный (есть, неочевидная на первый взгляд, концепция "темпоральной десятины") и не только тем, что его соблюдает большинство граждан. В том числе и невоцерковленных, в том числе и вообще нецерковных людей, тех, кто православность и пост воспринимают исключительно в культурологическом аспекте - как русскую национально-культурную самоидентичность. И уж никак не как Благую Весть об Искуплении.


Но Великий пост есть скорбная и самосмиряющая подготовка нас, супергрешников, к празднованию величайшего события человеческой истории - Пасхе Господней. Искупительный смысл, отрепетированный еврейским Пейсахом в Египте за столетия до Христа, явлен нашим Господом всему человечеству - "...Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам..." (Матф. 28:19-20), "...и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли" (Деян. 1:8). И ученики Его дошли до северной Скифии и принесли Слово славянским племенам, потомками которых мы являемся.

Благая Весть о смысле Пасхи Господней дика нашему плотскому разуму. Мы хотим сразу результатов Пасхи в наших жизнях, игнорируя предшествующий обязательный компонент распятия плоти с её страстями и похотями. Хотим денег (золота, собственности и т.д.), секса (много и разнообразного), уважения людей (оно же преклонение, оно же авторитет, оно же "синдром Наполеона"). Но "что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?" (Лук. 9:25). Нет в том никакой пользы. Нет, ибо в двух автомобилях одновременно не поедешь, в двух домах одновременно жить не будешь, в две кровати одновременно не ляжешь. Наличие денег само по себе никого не делало счастливым. Наг человек приходит в этот мир, наг и уходит, не возьмет с собою ничего из своих любимых прижизненных игрушек - уважения, денег, власти.

Все это очень очевидные мысли. Но они очевидны для меня сейчас. Когда-то они были неочевидны, как неочевидны они большинству народа, который зарабатывает деньги исключительно ради гурманского удовольствия вкусно покушать, эстетского удовольствия купить ботинки европейской ручной работы, поиметь секс с какой-нибудь супердивой, чтоб все друзья обзавидовались. Настоящее смирение и настоящее распятие собственной плоти отнюдь не означают физический уход от искушений, они означают казнь привязанностей своих в глубине души своей. Содом оставался в душе жены Лота, она захотела оглянуться на город изысканной косметики, шикарнейших тканей и либеральнейших граждан.

Мне не понять монашеского подвига, подвига схимников, исихастов. Ибо я живу в мире. Суета, похоть плоти, похоть очей и гордость житейская (1Иоан. 2:16) разъедают меня как кислота. У меня нет и тысячной доли того смирения и распятия своей греховной природы, каковые за долгий период, стараниями диавола, рождают грех нового уровня качества - самоправедность. И вот, за неосознанную или осознанную самоправедность идут Антоний Великий в Александрию, а авва Зосима в пустыню заиорданскую. И там общаются с такими людьми, каковые собою показывают им их собственную греховность - греховность таких людей, которые для нас являются недосягаемыми образцами смирения.

Кто же может спастись? Даже достигшая невероятной степени святости Мария Египетская, прошедшая невыносимые для обычного человека духовные битвы с сатанинским царством, опасалась детально вспоминать всё - дабы не родилось сожаление, подобное сожалению жены Лотовой, которое суть открытая дверь для врага рода человеческого. Даже она, пройдя через великие испытания, считала себя недостойной спасения.Кто же может спастить? "...благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился" - говорит нам Господь устами апостола Павла (Еф. 2:8). Но, одновременно, "вера без дел мертва" (Иак. 2:20). Вера мумифицируется, если мы не являем жизнью своей хоть малую толику того, что заповедано нам в Новом Завете. Она задыхается, если мы фарисействуем. Она умирает, если мы относимся к посту как к диете.

Не мне, грешному словом и делом, рассуждать об этом, я плохо знаю матчасть праведности. Гораздо лучше - матчасть греха. Поэтому, в конце своего поста я приведу цитаты некоторых мужей Божиих, преуспевших в распятии своей греховной сущности много более меня.

Ты хочешь знать, сколько лучшим ты сделался? Испытай себя, сколько худшим ты чувствуешь себя. Чем светлее твой взор, тем яснее ты видишь славу Божию и свою греховность.

Святитель Григорий Богослов


Как лаконично Григорий Богослов выразил ту закономерность, что не можем мы по естеству своему приблизиться к Небесам! Понимание сего факта, ощущение постоянного барьера (который есть грех) между собой и Богом - вот начало способности видеть славу Божию. Но лишь начало, и лишь способности - но уж никак не алгоритм в стиле "нажми на кнопку - получишь результат".

Чем кто более невнимателен к себе, тем более почитает себя угодным Богу. Но кто старается очистить себя от страстей и беспорядочных действий, тот стыдится возвести очи свои на небо к Богу: ибо видит себя, что весьма далеко отстоит от Него.

Преподобный авва Исаия


Стыжусь. Ибо грешник. И страстям подвержен. И постоянно нахожу самооправдания оным.

Люди неверующие тоже делают не мало красивых, будто даже похвальных дел, совершают многие добродетели, подвиги милосердия, любви, самопожертвования; иногда отдают жизнь свою ради ближнего своего, дают последний кусок хлеба голодному, помогают друг другу в беде, жертвуют свое имущество на разные добрые дела; встречаются удивительные, даже героические поступки, можно привести такие примеры, что многие будут тронуты ими до глубины души. И все эти проявления добра, если они не основаны на Евангелии, если они вырастают не из глубины верующей христианской души, то все это, столь похвальное, – нечисто, осквернено падением, не имеет пред Богом той ценности, которую приписывают ему люди. Эту важную истину многие никак не могут принять сегодня; услышав сказанное, многие недоумевают, обижаются, некоторые гневаются.

И правда, слышится странно: человек совершает высокий подвиг, жертвует жизнью ради ближнего, умирает ради того, чтоб другой мог счастливо жить, – и за душу такого героя можно сомневаться, что она спасена; ему может еще грозить ад? Разве такой поступок не омывает всех грехов человека? Звучит как будто жестоко. Но посмотрим с другой стороны: если этот герой не ради Христа, не по учению Евангелия, не из веры христианской почерпнул силы в подвиге, если не Христовой силой совершилось это самопожертвование, не во имя Божие, то тогда выходило бы, что и без веры, и без Христова искупления человек может спастись; значило бы, что в самом падшем человеке сохранилась та сила и чистота, которые достаточны для его оживления, для того, чтоб ему самому вырваться из цепей греха. Тогда зачем понадобилась страшная Жертва Голгофская, зачем учение Христово, Евангелие, Церковь? Зачем Таинства, молитвы, посты, подвиги христианские? Тогда было бы достаточно только одного желания нашего и усилия воли, даже и вера не нужна... Как же это?

Дело в том, что совершать добрые дела, прекрасные дела, похвальные дела и дела веры – не одно и тоже! Дела добрые, совершаемые без веры, без Бога, посвящены миру сему, от мира сего они и получают плату: славу, честь, почет. Славы вечной, небесной они чужды. А дела веры имеют внутреннее посвящение Богу, творятся молитвой, с обращением к Богу, сколько возможно сокровеннее, чтоб ведал один Бог; такие дела имеют меньше впечатления внешнего, зато принимает их Господь, воздает за них славу в будущей жизни.

И вообще не правильно считать спасение души и наследие Царствия Небесного прямо зависящими от наших добрых дел. Бог милует человека и спасает не за его добрые дела, а за его верующее, сокрушенное и смирившееся сердце. Конечно, вера эта без дел быть не должна, да и не может, она обязательно воплотиться в конкретные дела, и дела эти будут непременно самые добрые и святые, так как этим делам учит верующего Сам Господь.

Архимандрит Лазарь (Абашидзе),
"О тайных недугах души"


Аминь. Когда мотив твоих добрых дел есть слава человеческая - твоя гордыня безмерна.

Закончу цитатой одного из трёх вселенских учителей и святителей - Иоанна Златоуста:

Благодарите Бога за все! Это слово наносит смертельную рану диаволу и во всякой беде (и искушении) доставляет говорящему сильнейшее средство к одобрению и утешению. Не переставайте же никогда произносить его и научайте тому других.

Я благодарю Бога за всё, что со мной происходит. За все несчастья, которые были в моей жизни. За все оскорбления, которые я слышал в свой адрес и более всего - за незаслуженные из них. За то, что Бог, по величайшей милости своей, давая мне осознание греховности моих деяний и помыслов, дает и возможность спасения. Спасения посредством того события, которое мы будем праздновать в этом году 24 апреля по Григорианскому календарю...

Комментариев нет:

Отправить комментарий