понедельник, 1 августа 2011 г.

Поездка в Уэльс

Вчера, утром 30 июля 2011 года, мы (мы – это я и сицилиец Тонино) размышляли, куда бы нам поехать в свободный субботний день. Прокат машины недешев, поэтому наряду с интересностью направления мы учитывали и возможные расходы. Мысли были разные, но в итоге мы остановились на Уэльсе. Административная граница Англии и Уэльса недалеко от нашей деревни, около 10 утра мы двинулись в путь и уже через полчаса были в стране националистов, где рюкзак Тонино с британским Юнион Джеком был вызывающе неполиткорректен. Небольшая ремарка: в Уэльсе говорят по-валлийски, поэтому на фотографиях можно видеть, что вся информация изложена на двух языках: на английском и на валлийском. Это знак, знаменующий въезд в Англию:

Узкая извилистая дорога пролегала среди тенистых аллей-туннелей из вековых деревьев и расположенных между высокими холмами долин. К сожалению, остановиться для того, чтобы сделать фотографии всей этой красоты, было невозможно – дорога очень узкая и без обочин. Их у неё не было вообще: в долинах сразу начиналось заросшее высокой травой поле, среди холмов с одной стороны отвесная стена, с другой – обрыв. Собственно, холмами-то их можно назвать лишь по причине сильной пологости – по высоте они являются небольшими горами. Ниже часть фотографий, которые удалось сделать по дороге. Они дают представление о просторах Шропшира – глухого сельского закоулка Англии.










Это обычная английская сельская дорога, большей частью мы ездили именно по таким:




Типичные "колхозные мастерские" стандартной английской фермы. Всё почти как у нас:








Первоначальный наш путь лежал в Велшпул (Welshpool). Однако мы ошиблись с поворотом и вместо дороги А490 попали на дорогу А489. Ошибку обнаружили уже на подъезде к Ньютауну (Newtown). Срезав по второстепенной через Абермьюл (Abermule), мы выехали на трассу А483, ведущую в Велшпул. Просто ехать в город не захотелось, поэтому мы свернули в направлении замка Пауис (Powis Castle), весьма популярного туристического объекта. Дата его постройки точно не известна, первоначальное строение, впоследствии не раз реконструировавшееся, датируется началом 13-го века.

Степень популярности мы прочувствовали уже на подъезде к замку: по узким дорожкам старого дубового парка в обоих направлениях ехало весьма много машин, стоянка перед входом в замок была почти полная, а когда мы уезжали, она была уже забита под завязку.


Это не музейные экспонаты, люди на них реально ездят каждый день:




Причем это еще не самые старые автомобили, что я видел, самые старые датируются 1930-ми годами, я видел их на трассе по дороге из Бирмингема.

Вход в замок и сад предваряет редкая дубрава. Точнее, это лужайки с растущими на них дубами. На лужайках есть скамейки, но народ неплохо обходится и без них, располагаясь прямо на траве. Правда, трава не везде чистая, встречается навоз различного происхождения, но отдыхающим это не мешает.






Купив билет за 12 фунтов, предусматривающий посещение сада и замка, мы приступили к осмотру. Начали не с замка или сада, а с туалета. Ниже прилагаю снимки из него; обратите внимание – это не окна, это бойницы замка. Они не застеклены, не зарешёчены и никогда не знали рам. Иными словами, последние лет 600 в этом помещении естественная вентиляция. Женский туалет, кстати, подобной экзотики лишен – он расположен в основном здании и окон там вообще никаких нет (специально интересовался).






Начать осмотр мы решили с сада. Первый же взгляд на него вызвал у меня в памяти Воронцовский дворец в Алупке и Никитский ботанический сад. Однако после первых пятидесяти метров я изменил свое мнение – это скорее «маленький английский Петергоф». Смотрите сами:










Наглые павлины пристают к туристам и вымогают крошки. Приходится их отпинывать ногами, как бродячих собак.






Так как отснятых в саду фотографий более сотни, я счел неразумным размещать их все здесь. Увидеть все фотографии вы можете по этой ссылке.

После сада мы пошли в замок. После первых же двух кадров ко мне подбежала старенькая служительница музея и, сверкая белозубо-золотой улыбкой, попросила убрать фотоаппарат. Так что из замка всего лишь 2 фотографии, на этой фойе сразу после входа:


Я был скептически настроен, платя 12 фунтов (продажный курс к рублю 1/43) за неизвестно что. Однако посетив музей в замке, могу сказать, что не жалею ни о едином пенсе из них. Даже моя (нетронутая живописью, театром и прочей куртуазной придурью) душа прониклась духом Старой Доброй Англии. В замке все как в конце XIX века. Обстановка не воссоздавалась – она там просто не менялась. Она поддерживается в том же состоянии, в каком она была столетие-другое назад. При входе нас встречала надпись, что замок отрыт для посещения не весь световой день – свет вреден для его векового интерьера.

В комнаты полностью заходить нельзя, толстые канаты преграждают путь. Канатами огорожена небольшая площадь после входа в каждую комнату, устланная ковровым покрытием с высоким ворсом. Ходить можно только по нему, за его пределы выходить запрещается.

В начале осмотра экспозиции мы попадаем в столовую. Безупречно сервированный стол на 12 персон. Тарелки, кувшины, салатницы, салфетницы. У каждой тарелки лежат 3 вилки, 2 ложки и 3 ножа. Пытаюсь понять, что чем ели – тщетно. Незнание рациона и манер викторианской Англии вызывают полное зависание процессора.

Вторым помещением, в которое попадают туристы, является курительная комната. Мебель 18-19 века, на квадратном столике для виста разложены карты, кресла и диван стоят полукругом. На стуле у окна лежат белые кожаные перчатки и цилиндр поверх них – два неотъемлемых атрибута каждого знатного англичанина девятнадцатого века. Перед мысленным взором возникают джентльмены, не спеша раскуривающие трубки, обрезающие сигары и обсуждающие своего незадачливого соседа, забывшего в гостях третий обязательный атрибут – зонт.

Далее мы переходим в библиотеку, огромную комнату с высокими потолками. От пола до потолка простираются стеллажи с книгами. Я незаметно потрогал рукой – это действительно книги! Это не бутафория! Это реальные книги, изданные в позапрошлом веке и ранее, в шикарных переплетах, с золотым тиснением, с вышитыми шёлком корешками. Из названий книг сейчас помню лишь «Британские войны в Индии», «Отрочество королевы Виктории», «Вест-Индские записки».

Для меня, человека, проведшего не одну сотню часов в библиотеке имени Горького, атмосфера библиотеки навеяла воспоминания о временах двадцатилетней давности, когда меня приводили в книгохранение, в запрошенный мною раздел, и оставляли одного выбирать книги. Я оставался в этом царстве инобытийной информации один. Мне казалось, что мой разум представляет собой ненастроенный сканер – настолько велико было разочарование от осознания невозможности разом прочитать и запомнить всё, что меня окружало. Я копался в книгах, чувствуя, как он оживают в моих руках. Так как интересы у меня всегда несколько отличались от среднестатистических, то часто бывало так, что у интересующей книги я был первым читателем, несмотря на её издание за несколько лет до того. Схожая мысль посетила меня и в библиотеке замка: глядя на тысячи книг, я задался вопросом – сколько же из них вообще никогда не открывали? Но ответить на этот вопрос невозможно сейчас никому, ибо доступ к полкам закрыт.

После библиотеки наш путь лежит на спальный этаж – туда, где расположены одни лишь спальни с редкими вспомогательными помещениями. Прежде чем начать говорить о спальнях, необходимо напомнить реалии того времени: в гости тогда не приходили на вечер. В гости приезжали как минимум на сутки, в среднем на несколько дней, а иногда и на несколько недель. Поэтому в каждом поместье спален было существенно больше, чем требовалось обитателям данного дома.

Первая спальня была явно гостевая. Квадратная двуспальная кровать под простым балдахином. Зеркало со столиком перед ним. Два стула. Пуфик. Комод на изогнутых чугунных ножках. Неполированный шкаф из толстого дерева. В целом практически все последующие спальни повторяли этот набор мебели, разница была лишь в разнообразии и богатстве убранства комнаты и отделки мебели.

Вторая спальня, очевидно, принадлежала хозяевам. Роскошная кровать под балдахином в индийском стиле, взбитые подушки (процедура взбития подушек служанками перед отходом господ ко сну неоднократно описана в литературе), отделанные гобеленом стены, опахало из павлиньих перьев – шик этой спальни сложно описать словами. Но весь этот индийский антураж нисколько не контрастировал с общим стилем замка, скорее дополнял. Во всяком случае, лично у меня никакого культурологического или эстетического диссонанса не возникло, когда я вышел в коридор, в котором по обе его стороны стояли мраморные бюсты римских императоров в натуральную величину.

Следующая спальня предназначалась для одного человека, кровать метровой ширины, с высокой деревянной спинкой и без балдахина. Комната тоже была существенно меньше.

Четвертая спальня была на уровне первой, только балдахин другой формы. Всё остальное как обычно для спальни на двух человек. Последующие спальни я и смотреть не стал.

Что меня удивило: все двуспальные кровати были квадратными, на глаз размером два на два метра. Лично для меня такой размер кровати неудобен, длины в два метра мало, несмотря на мой рост менее двух метров. Но манера спать у всех разная и в данном случае я говорю за себя лично. Кроме того, громоздкость самой идеи балдахина создает некий дискомфорт. Я представил, что, просыпаясь, вижу над собой какую-то цветастую тряпку и мне стало дискомфортно от одной этой мысли. В общем, почивая последние 2 месяца на раскладушке, а до этого почти год на кровати – ровеснице перестройки, я весьма заинтересовался практической применимостью в современной жизни этой мебели стопятидесятилетней давности. К сожалению, толстые канаты и сама обстановка музея не позволяли оценить степень комфорта возлежания, равно как и способность ложа к перенесению статических и динамических нагрузок.

Вновь спускаемся на первый этаж. Перед нами бильярдная. Стол явно больше самого большого на сегодняшний день в России 12-футового. Пропорции правильные (два квадрата), шесть луз, но размер удивляет. Впрочем, в истории бильярда были и круглые столы, чему уж тут удивляться…

Удивляться же в бильярдной комнате надо другому – стенам, точнее тому, что у этих стен стоит. Весь периметр комнаты уставлен стеклянными шкафами с огромнейшим количеством чучел птиц, всего не меньше тысячи. Некоторым видам птиц, например совам и чайкам, посвящены отдельные шкафы. Голуби, сороки, соловьи, коршуны – кого там только нет! Есть даже несколько пингвинов. Рекламные буклеты не врут, со всех колоний стекались в этот замок экзотические товары, чтобы показать высокий статус лорда Эдварда Клива и Генриетты Антонии. В общем, на примере этого валлийского замка, принадлежавшего шропширским графам, можно неплохо изучить колониальную политику Англии.

Атмосферу замка не передать словами, её надо видеть и чувствовать одновременно. Дух эпохи плотно окутывает с первых же шагов. Любая деталь – скрип дощатых лестниц, шкура тигра даже самые маленькие медные (!!!) гвозди, которыми прибита ткань к лежачим креслам – все это дает непередаваемые ощущения, напоминающие о некоей машине времени. Конная статуэтка Веллингтона на окне, немного криво стоящая, абсолютно на месте – легко представить, что кто-то кому-то привез её в подарок, вручил, а одаряемый поставил здесь и отлучился ненадолго. На сотню лет… Картины на стенах, на которых изображены хозяева и хозяйки замка разных эпох, вызывают в памяти старые английские легенды о привидениях предков, которые, сойдя с картин, тревожат покой нынешних обитателей этого родового гнезда.

Покидал замок я с сожалением. Во-первых, мне было досадно из-за неразумного (на мой непрофессиональный взгляд, конечно) запрета на фотосъемку. Во-вторых, бурная фантазия требовала еще времени, чтобы в полном объеме представить себя английским лордом третьей четверти девятнадцатого века, благо внешность и характер соответствуют. Однако мой итальянский товарищ торопился увидеть как можно больше, так как он, подобно мне, был в Великобритании впервые.

Приехав в Велшпул, мы припарковали машину около методистской церкви и собирались пойти по городу. Но меня окликнул вот этот пожилой джентльмен в двуполом сюртуке с фалдами ниже колен и белой розой в петлице:


Его вопрос «Are you local?» заставил меня задуматься - каким это местом я похож на валлийца? Чисто на автопилоте ответив «Unfortunately, no», я в некотором ступоре наблюдал, как он перешел дорогу и что-то спрашивал у поедающей рыбные чипсы семьи валлийцев. Они же поняли, что именно он от них хочет, далеко не сразу, общение заняло несколько минут. Джентльмен был на машине с английскими номерами, на пассажирском сиденье восседала пожилая леди в бордовой шляпке с белой вуалью. На её лице было написано выражение «Ох уж эти новомодные манеры!!!». Англичане очень ревностно относятся к своей privacy, поэтому фотографировать в упор я их не стал. Кстати, английским словом я здесь воспользовался намеренно, общепринятый перевод не передает всей комплексности термина и обозначаемого им явления. Privacy есть нечто большее, чем русские аналоги «приватность» и «частная жизнь».

Мы пошли гулять по городу. По пути фотографировали и заходили в различные магазины. В магазинах фотографировать нельзя. А фотографировать хотелось как ассортимент, так и цены. Кстати, подавляющее большинство магазинов работает до 17-00, позже только продуктовые. Но эта закономерность распространяется лишь на города – в деревнях и поселках в 16-30 – 17-00 закрыто уже вообще всё. Магазины, работающие в субботу, есть только в крупных городах. В воскресенье вообще всё закрыто, супермаркеты-исключения можно пересчитать по пальцам одной руки в пределах одного графства.

Цены, кстати, весьма разнообразны – что-то дешевле, чем в России, что-то дороже, хотя не надо забывать, что мы были в провинции – в Лондоне, Манчестере, Ливерпуле все дороже. От магазина тоже многое зависит. Например, инженерный калькулятор Casio в магазине канцтоваров стоит 9,90 фунтов, а в супермаркете 5 фунтов. Цена пачки сигарет начинается от 6 фунтов. 12-летний Chivas Regal стоит на наши деньги 1333 рубля за поллитра. Коньяк Courvoisier VSOP – 1500 за бутылку 0,7 литра. Я всерьёз задумался, а не дешевле ли это чем в duty free? Двухлитровка Schweppes продается за 1 фунт. Марс или Сникерс – 50 пенсов. Популярные в России груши Конференция – 102 рубля за килограмм.

Относительно одежды сказать могу мало, почти не ходил по таким магазинам ибо они были закрыты на выходные. Приведу лишь некоторые цены. Футболки мужские и женские, Nike и Adidas – от 15 до 20 фунтов. Футболки с символикой местных команд – от 25 фунтов и выше. Джинсы – от 25 фунтов и выше, на распродаже от 15.

Обувь стоит по-разному. Известные европейские бренды начинаются от 40 фунтов и могут доходить до сотни. Парусиновые или джинсовые летние «тапки» хипстерского стиля на толстой подошве могут стоить и 10 фунтов. Так как мы попали в неделю распродаж, чем было нельзя не воспользоваться, я немного обновил свой обувной гардероб. Самая удачная покупка была с 50% скидкой – вместо 64,80 я заплатил 32,40 фунта.

Вообще политика скидок широко используется в английский магазинах. Я купил два поллитровых йогурта, которые по отдельности стоят 1,2 фунта, за 2 фунта. Долго смотрел на бутылку 0,7 «Русского стандарта» за 15,75 фунта: реклама призывала купить пару по цене 14 фунтов за бутылку. Пытался понять – кто же покупает русскую водку в английской глубинке парами? Здесь не Ирландия, здесь пьют очень мало.

Итак, выкладываю фотографии, смотрите и делайте свои выводы о типичном валлийском городе сами:










После Велшпула мы поехали в Ньютаун, немного погуляли по городу, походили по магазинам, пофотографировали и собрались ехать обратно. Несколько фото Ньютауна:




Такие "английские уазики" весьма распространены на сельских дорогах Шропшира:






Возвращались мы уже к вечеру. По дороге считали, во сколько нам встанет прокат машины. Спидометр вплотную подбирался к 100 милям пробега, тариф 30 пенсов за километр, бензин включен. Удалось уложиться в 99 миль. Таким образом, вчерашняя поездка нам обошлась в 15 фунтов с человека.

Сейчас воскресенье, 31 июля 2011 года, 10-39 по Гринвичу, 13-39 по Москве. Я дописываю текст, приступаю к загрузке фотографий. И желаю всем дочитавшим до этого абзаца немного прочувствовать традиционную провинциальную английскую атмосферу. Надеюсь, фотографии в этом помогут.

Продолжение следует.

Комментариев нет:

Отправить комментарий