понедельник, 24 октября 2011 г.

Английские храмы

Выдалось относительно свободное время и я стал разбирать свой английский фотоархив, состоящий из более чем тысячи фотографий. В процессе их разбора появилась мысль написать небольшую заметку-фоторепортаж об английских храмах. Мне они были интересны, многие я осматривал снаружи, в двух побывал и внутри.

Величественная и простая, грубая и изящная средневековая красота английских храмов не может не притягивать взор. Для лучшего понимания изображенного и особенностей религиозной жизни Великобритании начну с краткого исторического экскурса.

Христианизация кельтов, бриттов и иных народностей, населявших туманный Альбион, началась практически одновременно со всей остальной Европой. Есть святые первых веков, равнопочитаемые как Западной, так и Восточной церквами. Это, к примеру, святой Патрик Ирландский, преподобный Гутлак Кроулендский и другие.

Подробное рассмотрение религиозной жизни Англии, Шотландии и Ирландии (тесно переплетенных между собой) выходит за рамки данного рассмотрения. Поэтому кратко скажем, что ко времени короля Англии Якова I (он же сын Марии Стюарт и король Шотландии Яков VI), вошедшего в историю англоязычного мира как инициатора перевода King James Version Bible, шел массовый процесс захвата зданий католических церквей англиканами. Собственно, в значительной доле случаев и захвата-то никакого не было - обряд переводился в англиканский стиль, а паства оставалась той же. В общем, пока пресвитерианская Шотландия стояла на ушах из-за введения коленопреклонения при евхаристии, в Англии, с попустительства сидящего на её престоле шотландского короля, англиканство вытесняло католицизм.

Именно последним обстоятельством и обусловлена архитектура большинства провинциальных английских церквей, а также их внутреннее убранство. Строились они как католические и оформлялись соответственно. Общеизвестно, что Восточная церковь в лице всех своих православных автокефалий пошла по пути иконописи. Католицизм же последовал мнению иконоборческого Константинопольского Собора 754 года, объявившего иконы идолами и предавшего анафеме всех иконопоклоняющихся, начиная с Патриарха Германа.

Однако, что крайне нелогично, Западная Церковь ввела в свой обиход статуи и барельефы, которые по своему художественному и идолопоклонническому аспекту нисколько не отличаются от икон. Думаю, каждый из читающих сей текст вспомнит хотя бы одного знакомого человека, поклоняющегося именно иконе (т.е. куску дерева по смыслу Ис. 44:19), вместо того, чтобы вознести молитву тому (той), кто на данной иконе изображен. То же произошло и в Западной Церкви - место икон заняли статуи и барельефы. Статуи Девы Марии, в общем-то, понятны и объяснимы. А вот статуи и надгробия в виде полустатуй реальных исторических персонажей современниками воспринимались не вполне однозначно, а потомками - точно так же, как некоторые наши современники воспринимают иконы.

Кроме того, в полном соответствии с мыслями Макса Вебера, зарождающийся капитализм и идея "комфорта и богатства как благословения Божия" привели в Западной Церкви к некоему "анти-аскетизму" в богослужении. Оно выражается, например, в том, что паства сидит во время службы.

На фотографиях ниже вы видите деревенскую церковь в Лидбери. В этой небольшой деревушке нет постоянного священника, церковь открывается лишь на субботу и воскресенье. Богослужения проходят по воскресеньям, колокол возвещает об их начале. Колоколов там несколько и вечером по четвергам в Лидбери приезжает команда звонарей из соседнего посёлка, чтобы порадовать местных жителей своим колокольным концертом.


Как и полагается, вокруг деревенской церкви расположен погост. Самые ранние могилы датированы шестнадцатым веком, самые поздние - 2010-м годом.




Сколько лет этим косякам и двери я не знаю, но точно больше ста - это заметно даже на фотографии. Вблизи их возраст ощущается почти физически.


















Алтарная часть и престол:




Главный зал, вид от пресвитерия (стою спиной к престолу, извините):


Библия, открытая на книге Ездры:


В общем, это была обычная деревенская церковь, каких я видел ещё несколько во время моих поездок по окрестностям. Это обязательный атрибут каждой мало-мальски заметной деревни, но атрибут скорее исторический, чем часть современной жизни.

Следующей церковью, в которой мне удалось побывать, была церковь Святого Лаврентия в городе Людлоу.


Несмотря на скромное наименование приходской церкви, по своим размерам, архитектуре и убранству это полноценный собор. Вы можете оценить его размеры и фундаментальность архитектурных решений:










Как мне показалось, скульптурная композиция над входом - Иисус с овцами - должна, по замыслу архитекторов, вызывать немедленные ассоциации с Евангелием от Иоанна 10:11 и Евангелием от Луки 15:4-6:


Это притвор храма, перед батареями отопления стоят скамейки, люди оставляют здесь свои велосипеды, рюкзаки и иные неуместные в храме вещи.


Первое, что бросается в глаза после входа в храм - ящик для сбора пожертвований:


Вторым, с чем сталкивается посетитель храма, является каменный сосуд для омовения рук. Традицию и порядок использования таких сосудов в христианстве и предшествовавшем ему иудаизме вы можете посмотреть в интернете самостоятельно, я лишь обращу ваше внимание на то, что такая резьба по камню в Средней Англии являлась редкостью, мастеров было мало, что подчеркивает значимость предмета и статус храма:




Согласно древнему правилу, принятому ещё в эпоху Вселенских Соборов, в храме могут быть несколько алтарей и престолов. В церкви Св. Лаврентия архитектура здания и его объемы позволили разместиться трём престолам.

Здесь необходимо сделать небольшое уточнение - в Западной Церкви алтарём называется то, что в Православной церкви именуется престолом. А та часть храма, которую мы почитаем как алтарь, на Западе величается пресвитерием. Углубляться далее в тонкости деноминационных различий концепции алтаря мы не будем, равно как и ехидничать о несоблюдении 15го правила Никифора Исповедника Западной Церковью. Кстати, мой вопрос, соблюдается ли в англиканстве правило "один престол - одна литургия" вызвал полнейшее непонимание.

Это главный алтарь в пресвитерии самого большого зала:


Алтарь в пресвитерии среднего зала, на заднем фоне виден главный алтарь:


Съёмка с этой же точки, но здесь в кадре акцент на высоту сводов и потолка зала:


Перед пресвитерием можно зажечь свечу, они лежат тут же:


Правда, эти празднично-сувенирные свечи человеку, воспитанному в православной традиции, покажутся несколько неуместными в храме. Но, возможно, это лишь моё субъективное мнение.

Количество амвонов в храме соответствует количеству престолов, вот один из них и лестница к нему:




Как и в любом средневековом европейском храме, в церкви Св. Лаврентия много сюжетных витражей. К сожалению, фотографии не передают их размера; их надо видеть - это многометровые произведения искусства, очень красивые в лучах заходящего солнца:


















Храм очень просторен, у него высокие красивые своды, что создает отличную акустику и одновременно создает ощущение особенности нашего здесь нахождения. Даже мы, люди выросшие в эпоху небоскребов и огромного разнообразия масштабов строительства, были тронуты тем неброским величием здания, призванным настраивать наши души на стремление к горним высотам. Как же здесь себя ощущали прихожане многосотлетней давности, приходя из своих лачуг с низкими потолками?




Во всех секторах храма перед престолами расположены скамьи для прихожан. Скамьи широкие, удобные, с высокими спинками. К спинке впереди стоящей скамьи приделана полка, нечто вроде пюпитра, на которую прихожанин может положить Библию. Также на этих полках лежат пустые конвертики для пожертвований, на которых типографски отпечатаны пустые строки для имени жертвователя и целевого назначения пожертвования. Сфотографировать я их почему-то не догадался. Конвертики маленькие, размером точно с вдвое сложенную банкноту фунта стерлингов.

На полу перед скамейками лежат кожаные подушечки, по паре перед каждым условным сиденьем - местом для одного человека. Они предназначены для того, чтобы подкладывать их под колени во время коленопреклонённой молитвы. Я попробовал их сфотографировать, но между скамьями было настолько темно, что вспышка фотоаппарата не давала достаточного для нормального кадра освещения. С вашего позволения оставлю без своих личных комментариев сам факт существования этих подушечек. В общем, "Church, Inc" - "Мы делаем вашу молитву комфортной!".






Скамьи в пресвитерии, места для хора:


Вид на сектор для прихожан из пресвитерия (опять стою спиной к престолу):


Стены храма, помимо собственно религиозных элементов оформления, несут массу другой полезной информации. Вот, например, доска с именами всех мэров города Людлоу:


Так же на стенах висят картины, гравюры, гербы и памятные таблички в честь особо значимых событий:












В церкви Св. Лаврентия долгие годы работал карильон - до тех пор, пока он не был заменен более современной техникой управления колоколами:




Нельзя обойти вниманием захоронения выдающихся горожан, которые расположены вдоль стен храма. Усыпальницы и надгробные статуи сами по себе выглядят очень красиво, но их нахождение в храме вызывает в моей душе некий культурологический диссонанс.












В храме было немного людей, поэтому моя фотографическая активность около главного престола привлекла внимание священника:


Он подошел, поздоровался, спросил, кто я, откуда и что здесь делаю. Узнав, что я из России, воодушевился, сказал, что русские люди очень набожны и предложил расписаться в книге посетителей. В ответ на мой вопрос о языке написания автографа, он ответил: "Разумеется, на русском!". Я написал несколько слов, закончил стандартным англоязычным "God bless you!", пожертвовал 2 фунта в стеклянный ящик и покинул храм.

Отношение к английским храмам у меня осталось смешанное: величие и огромнейшие трудозатраты на создание всей этой красоты как-то резко контрастировали с общей атмосферой "потребительского христианства". И хотя огромная масса моих сограждан сейчас ходит в православные храмы исключительно по мотиву культурологической самоидентификации ("мы такие, а все остальные - другие") и не в состоянии отличить ектению от епитимьи, тем не менее в бедном маленьком деревенском храме можно встретить искреннюю веру, каковую трудно найти в европейских соборах. Отличная иллюстрация для философских тезисов о соотношении формы и содержания.

P.S. Есть некая ирония судьбы в том, что заканчиваю написание этого поста сегодня, 23 октября 2011 года - в день памяти Святых отцов седьмого Вселенского Собора. Это был последний из Вселенских соборов, после которого их созыв стал невозможным из-за разделения единого Тела Христова (1Кор. 12:27) на Западную и Восточную Церкви. В чем различие между ними, вы можете прочитать у прп. Амвросия Оптинского, память которого отмечается сегодня же. Преподобный Амвросий, живший в XIX веке, отличался особенностью излагать Учение Христово на простом и понятном среднестатистическому россиянину позапрошлого века языке. Собственно, это необходимо и сейчас. Особенно среднестатистическому англичанину XXI века.

Комментариев нет:

Отправить комментарий