воскресенье, 6 ноября 2011 г.

О том, как военкомат от призывника бегает

Мы уникальны. Наша жизнь нелогична, наши поступки иной раз необъяснимы для нас самих. Но при этом они хорошо понятны и привычны каждому из нас. Наш милый бюрократический маразм, который родом из социализма, сохранился почти везде. В большей или меньшей степени, естественно. Но есть организации, где до сих пор полный Советский Союз. Ярким примером последнего может служить отечественная система военных комиссариатов.

Реальная история, происходящая прямо сейчас. Я её наблюдаю почти ежедневно, она меня веселит. А вот её непосредственных участников - не очень.


Некая женщина приехала из Ростовской области в Тверь. Ей предложили работу, которая её заинтересовала и она оставила на несколько лет родной Белокалитвинский район Ростовской области.

Приехала она вместе с сыном, которому на момент переезда не было 16 лет. Сына своего она очень любит, и, будучи натурой весьма и весьма эмоциональной, вкладывает всю свою душу, силы и эмоции в создание для него прочной платформы для жизненного старта.

Молодой человек по имени Артем заканчивает школу в Твери, желает поступить в лётное училище. В этой связи неизбежно встает вопрос первичного воинского учета и наличия приписного свидетельства. Постоянная регистрация у него в Ростовской области, в Твери временная. Естественно, он отправился в военкомат по месту своей нынешней регистрации.

Военкомат сообщил, что не может поставить его на воинский учет, так как неизвестно - а вдруг он уже стоит на учете в Ростовской области? По неведомой простому человеку военной логике военкомат предложил съездить в Белокалитвинский район и взять справку о том, что Артем там не стоит на первичном воинском учете. То есть, сама постановка вопроса уже слегка диковата, особенно если учесть благие идеи "электронного правительства", активно насаждаемые ныне. В военкоматской среде эти насаждения явно не приживаются, что вполне объяснимо - почва не та.

Ехать за 700 километров ради справки несколько накладно, поэтому за справкой поехала бабушка призывника. 70-летняя бабушка села в автобус (ходящий трижды в день) и поехала в райцентр. В Белокалитвинском военкомате на неё посмотрели странно и сказали, что такую справку дать не могут. После описания ситуации и звонка в Тверь маме призывника смилостивились и сказали, что справку дадут. Но при условии, что заинтересованный в Артеме тверской военкомат пришлет официальный запрос.

Мать Артема пошла в тверской военкомат. Военкомат сказал, что такие запросы вообще-то не делаются, это забота самих призывников. На вопрос, почему тверской военкомат не может сам связаться с Белокалитвинским, был дан шикарный ответ - "А нам это не надо". После бури материнских эмоций написать запрос всё же согласились. Вот он:


Запрос писали и подписывали у начальника не один день. Поэтому, когда запрос забирали, будучи осчастливленными самим фактом его существования, не заметили, что адресован он в военкомат несуществующей в России Ростотовской области. 

Запрос отправили в  Белокалитвинский военкомат по факсу в моем присутствии. Потом позвонили и уточнили - прошел ли, всё ли читаемо? Получив заверения, что все читаемо, успокоились и стали ждать. Но, по всем законам бюрократического жанра, успокоение оказалось преждевременным.

Примерно через месяц мама Артема позвонила в Белокалитвинский военкомат и спросила, о готовности ответа. "Ответа на что именно?" - спросили в военкомате. Эмоции мамы надо было видеть... Она нервно курила и пламенно обличала существующие в нашей стране порядки.

Следующий этап истории происходил опять с участием бабушки. Бабушку послали в Белокалитвинский военкомат поприсутствовать в процессе получения факса и регистрации его в качестве входящего документа. Бабушка безропотно исполнила сию повинность.

Военкомат получил факс, зарегистрировал и сообщил, что даст ответ в установленные законом сроки.

В установленные законом сроки маме было сообщено, что ответ был направлен в тверской военкомат по указанному в запросе факсу, а оригинал выслан по почте. Мама окончательно успокоилась. Но, как вы понимаете, успокоилась она опять преждевременно. 

В ответ на очередной звонок, тверской военкомат информировал, что никаких факсов не получал и вообще эта странная активность матери наводит на мысль, что она таким образом мутит воду и пытается отмазать своего сына-уклониста от уголовной ответственности. Я присутствовал при этом разговоре, смотрел на её лицо и жалел, что я не Софокл и не Шекспир.

На довод об отправке оригинала ответа в областной военкомат на ул. Московской, отдел по гор. Твери, расположенный на ул. Спартака, сообщил, что на Московскую за этим запросом никто не поедет: вам надо - вы и езжайте. Кроме того, сотрудница военкомата, наконец сообразив, что разговор идет по громкой связи, сказала, что она ничего не знает об обсуждаемом предмете и положила трубку. 

На этой "оптимистической" ноте наступил конец рабочего дня перед тремя выходными, один из которых - День народного единства. Я подумал о символичности момента - День народного единства посвящен событиям, которые произошли без участия российской регулярной армии в виду отсутствия таковой. Действия военкоматов, видимо подсознательно, направлены на традиционное для нашей страны повторное наступление на те же грабли. 

Отношение к армии в среде российских призывников препоганое. Давным-давно армия уже не является ни школой жизни, ни конвейером серийного производства настоящих мужчин. Последние армейские реформы вроде как призваны изменить облик Вооруженных сил России, но их общественный имидж пока не меняется.

И в этой неблагоприятной для армии ситуации военкоматы сознательно абсурдизируют идею службы Родине. Они отталкивают человека, желающего служить, от военной службы. Они демонстрируют гражданскому ещё человеку все красоты вечноживущих армейских маразмов. Постоянное отфутболивание в стиле "хочешь служить - принеси справку", невозможность дозвониться после 15-00 часов (видимо, каждый рабочий день у них сокращенный, работа вредная), хамское отношение к посетителям - это что, лицо нашей армии? Обращенное к тем, кто, собственно, и должен эту армию составлять?

Мне интересно: неужели никто из военкоматских начальников не понимает идиотизма ситуации - призывник обивает пороги двух военкоматов, а его не хотят ставить на учет!!! Как это соотносится с трагичными восклицаниями военных во всех СМИ о безумном количестве уклонистов?

Эта история еще не завершена. Чем она закончится - я не знаю. Но то, что все одноклассники Артема получили лишний заряд отвращения к армии - факт. Традиционный армейский маразм в стиле "три зелёных свистка" уже превышает все разумные пределы. Образ подпоручика Дуба, созданный Ярославом Гашеком, материализовался в наших военкоматах, служащих ныне предпенсионными отстойниками для не имеющих необходимой выслуги лет офицеров. И не говорите мне, что сейчас многие дискредитируют нашу армию - она дискредититрует себя сама. Причем гораздо эффективнее, чем все враги государства Российского. 

P.S. Если кто-то из читателей в Твери или в Ростове-на-Дону может посодействовать в решении проблемы Артема - свяжитесь со мной здесь или в твиттере, я передам ваши координаты его матери.


Комментариев нет:

Отправить комментарий