воскресенье, 18 марта 2012 г.

Пролетарка, 48: трущобы XXI века

Вчера мне довелось поучаствовать в выезде корреспондента газеты "Афанасий-биржа" во двор Пролетарки - промышленного микрорайона Твери XIX века. Он был построен для "Товарищества Тверской мануфактуры" Саввы Морозова. Это один из первых микрорайонов как градостроительных решений в России. Жилые дома для рабочих получили название "морозовские казармы" и с этим названием они живут до сих пор. Фотография с Википедии, 1910 год, казармы хорошо видны:


К сожалению, за прошедшее столетие если что и изменилось в морозовских казармах, то только в худшую сторону. Те дома, которые в середине XIX века были эталоном отличных бытовых условий для простого человека труда, в начале XXI века являют собой эталон наплевательского отношения города к своим жителям.

Снаружи казармы выглядят относительно сносно, но внутри наблюдаются все признаки деградации. Судите об этом сами - по предлагаемым ниже фото- и видеоматериалам.


Фотографии: © Дарья Моторкина, «Афанасий-биржа»

Вид снаружи, вход, кухня первого этажа:








Деликатная и воспитанная Даша выбрала ракурсы кухни так, чтобы не были видны валяющиеся на полу в больших количествах человеческие экскременты.

Видео:



Идем дальше, осматривая интерьеры общежития. Это тупик левого крыла коридора первого этажа; пространство, заложенное кирпичом, ранее было застеклено, рамы со стеклами стоят вдоль стен:




Технические помещения и места общего пользования производят тягостное впечатление. Это раковина и унитаз в женском туалете:



Коридор, ведущий в туалетные и ванную комнаты, одна стена из стеклоблоков покосилась и полуразбита, отколотый фрагмент, видимый на второй фотографии, расположен на высоте трех метров, не дай Бог кому-нибудь упадет на голову:


Ванная комната, фото:

и видео:



Эти остатки пролетарской трапезы мы обнаружили перед входом в электрощитовую:



Через проем-арку входим в боковое ответвление левого крыла первого этажа, где проживающая ровно напротив этой арки Бихол Хамдамовна Горбунова показывает нам одну из опустевших комнат. Там собираются бомжи и наркоманы, там они пьют, ширяются и занимаются сексом. Обратите внимание на чайные пакетики, нитки которых свисают с потолка - так наркоманы развлекаются:



А вот и сама Бихол, она смотрит на нас сквозь решетчатую дверь комнаты рядом; жившие там люди были настолько бедны, что не могли купить металлическую дверь в свою комнату и приспособили для этой цели украденную где-то решетку, повесив её на самодельные петли:


Бихол пригласила нас в свою квази-квартиру, состоящую из прихожей-кухни и двух комнат. В ней она обитает вместе с двумя детьми, дочерью 28 лет и сыном 20 лет, а также с внучкой - дочерью дочери. В квартире также зарегистрирован муж Бихол, с которым она находится в разводе, но появляется он здесь редко. Старшая дочь недееспособна, Бихол является её попечителем и опекуном своей внучки. Сын её, студент ТГСХА, сопровождал нас во время похода по помещениям и рассказывал всякие случаи из истории многолетней (с 2008 года) эпопеи расселения этого общежития.

Это прихожая-кухня:


Болтающиеся под потолком обои и отвалившаяся потолочная плитка напоминают о затоплении, случившемся 22 февраля сего года - наркоманы в пустующей комнате этажом выше свернули батарею и горячая вода хлынула вниз, отпаривая всё приклеенное и закорачивая все электропровода.

Электричество критично важно для обитателей этого жилища - второй год батареи в комнатах холодные. Мы насчитали около шести электронагревателей и увидели голубя, залетевшего между рам окна и насмерть замерзшего там:



На сегодняшний день в общежитии по адресу двор Пролетарки, 48 живут пятнадцать семей. Им предлагают варианты расселения, от которых они отказываются. Дом аварийный, поставлен на консервацию. Консервация ныне выражается в том, что работники ЖЭКа закладывают кирпичами окна нежилых комнат и не ремонтируют ещё кое-как работающую инженерную инфраструктуру.

48-й дом - болевая точка на карте ЖКХ города. Эпопея с расселением началась в 2008 года, многие "отцы города" посещали двор Пролетарки, беседовали с жителями, но воз и ныне там. Предлагали такие варианты расселения, которые иначе как издевательством над здравым смыслом не назовешь. Администрация Пролетарского района проигрывала суды, но её позиция не изменилась - в доме методично создаются условия вытеснения жильцов, склонения их к согласию на предлагаемые муниципалитетом варианты. Эти две ссылки иллюстрируют непростую ситуацию вокруг 48-го дома, обратите внимание на даты - ссылка 1, ссылка 2.

Чем закончится эта история? Я не знаю. Полагаю, городские власти найдут приемлемый способ переселения оставшихся в аварийном доме граждан. Жители пишут во все инстанции, они привыкли жить в борьбе, но при этом у них нет озлобления, они смеются, шутят и говорят, что у них еще не самая плохая жизнь на свете. Родившиеся и выросшие в трущобах без элементарных удобств, они менее капризны, чем обладатели двухуровневых квартир с гаражом в подвале.

Хочется надеяться, что этим людям, многие из которых здесь же и родились, всё же удастся уехать отсюда в социально-приемлимые условия проживания в более безопасном районе города. Они здесь существуют десятилетиями, их календарный стаж терпения неудобств, подобно "северной выслуге", вполне можно считать с коэффициентом 2. И свое моральное право на безопасные условия жизни они заслужили уже давно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий