вторник, 25 декабря 2012 г.

Двухпроцентная Церковь


Малая закваска заквашивает всё тесто 
(Послание апостола Павла к Галатам, глава 5, стих 9).

Интернет – штука лукавая. Любую информацию в нём следует воспринимать критически, перепроверять и интересоваться её судьбой через месяц, год, два. Что касается политических событий и взглядов, то они часто меняются с точностью до наоборот.  Примером может служить отношение креативно-классовой блогосферы к инвалидам в конце 2010 года и сейчас, подробнее можете прочитать здесь.

Однако преемственность информации о религиозных предпочтениях граждан России отличается завидной стабильностью. Государственная пропаганда и воинствующие атеисты едины в том, что позиции православия сейчас в России очень сильны. Резоны у них разные, но тут они единодушны.

Государству необходимо показать хоть какое-то подобие единой объединяющей идеи, идеологии в светском по Конституции государстве. У атеистов же сильны страшилки тотальной клерикализации; они страстно желают такого общества, где их детям можно будет свободно и невозбранно распространять их квазирелигию, первый постулат которой гласит, что Бога нет, а второй – что наука и религия антиподы.
Давайте посмотрим на предмет  чисто статистически. Я, конечно, понимаю, что «есть ложь, наглая ложь и статистика», что выборки респондентов и степень ангажированности исследователей могут различаться. Но тенденционально все нижеприведенные исследования едины.

Посмотрим на результаты опроса Левада-центра, проводившегося 23-26 ноября 2012 года (эта и все нижеследующие картинки кликабельны для увеличения).
Что мы видим из этой таблицы? Большинство опрошенных назвались православными. Это неудивительно, я уже много лет говорю, что православие для нынешних россиян не религия (и тем более не вера), а культурный самоидентификатор, маркер самопозиционирования. Это именно то, относительно чего Лев Гумилёв сказал точную фразу "Мы такие, а остальные другие". 74% - неплохо, правда? Но если посмотреть на эту цифру с других сторон, то увидим, что не так уж и хорошо, как это преподносит государственная пропаганда.

Из таблицы видно, что численность называющих себя православными с декабря 2009 года снижается. Государственной пропаганде такая тенденция, естественно, нравиться не может. Юмор ситуации в том, что та же государственная пропаганда какие-то 30 лет назад победно трубила о стране победившего атеизма. Ныне же на роль идеологии избрано православие, что само по себе может и неплохо, за исключением одного минуса - в демократической республике (а по Конституции Россия именно такова) эта модель работать не может. Конституция, правда, тоже не работает, но это уже вопрос другой, не связанный с нашим предметом рассмотрения.

Так же таблица нам показывает устойчивый рост тех, кто называет себя мусульманами (за 3 года почти в 2 раза), растёт число протестантов, католиков и иудеев.

Теперь перейдем к причинам посещения православного храма респондентами:
Треть опрошенных заходит в церковь поставить свечку и помолиться. Я бы на месте авторов опроса разделил бы эти два мотива. Ибо что-то мне подсказывает, что ритуально-побудительный мотив поставить свечку превалирует над стремлением помолиться. Естественно, я не могу утверждать достоверно, но личные наблюдения за посетителями крупных храмов моего города, их поведение в них и время пребывания внутри наводят именно на такую мысль. 

Чуть меньше трети (29%) приходят по чисто ритуальным мотивам - на чьи-то крестины, венчание, отпевание, то есть на мероприятия, первопричиной которых является не вера в Бога, а акты гражданского состояния и культурологическая оболочка вокруг них. Такой же процент ответивших заходит в церковь чтобы просто зайти и побыть в церкви. Мне сложно понять мотив "просто зайти куда-то и побыть там", но видимо таких, неосознанно желающих сменить свою обыденность на нечто принципиально иное, предостаточно. Причем меня не покидает стойкое ощущение, что подавляющее большинство в этой спонтанно-посетительной категории - женщины. Основано оно опять же на личных наблюдениях.

Две цифры представляют интерес при их рассмотрении вместе - число приходящих на литургию и число пришедших на исповедь и причастие. Простой арифметический подсчет показывает, что есть около 4% тех, кто на литургию ходит, но не исповедуется и не причащается. Кто эти люди? Зачем они так ходят? Ответа у меня нет. Вера - дело глубоко личное. Но с точки зрения современной православной лексики они являются не прихожанами, а захожанами. В буквальном и точном смысле слова православными, без регулярной исповеди и причастия, они считаться не могут. Также крайнее изумление вызывает почти четверть опрошенных, кто, называя себя православным, в церковь вообще никогда не ходит.

Во что верят такие люди? Где они берут основание своей веры? Это вопрос открытый и следующая статистика помогает нам это увидеть:
61% Библию не читали! Не могу себе представить человека, приходящего в храм, но ни разу не читавшего Библию, хотя статистика неумолимо свидетельствует, что таких большинство. Второй по удивительности цифрой является 6% затруднившихся ответить. Это вообще как? Вы не можете определить - Библию ли вы читали либо что иное?

Крайне интересна статистика обо мнении сделать оскорбление религиозных чувств уголовно-наказуемым деянием:
Как видим, ответившие "скорее да" и "определенно да" в сумме составляют 49%, почти половина опрошенных. Такое стремление в либеральном интернете сейчас считается махровой клерикальщиной, началом реакционно-религиозных репрессий против всех неправославных. Однако юмор ситуации в том, что во вполне себе атеистическом Советском Союзе и в первые годы новой России это было уголовно-наказуемым деянием, достаточно прочитать ст. 143 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года (в редакции от 27.08.1993):
"Воспрепятствование законному осуществлению права на свободу совести и вероисповедания, в том числе совершению религиозных обрядов, сопряженное с насилием или угрозой насилия над личностью, а равно с уничтожением и повреждением имущества граждан, религиозных и общественных объединений или с угрозой совершения такого деяния, -
наказывается лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до шестнадцати минимальных месячных размеров оплаты труда.
Оскорбление чувств и убеждений граждан в связи с их отношением к религии с использованием в этих целях средств массовой информации или в иной публичной форме, а равно путем разрушения или повреждения культовых зданий, сооружений, иных предметов мировоззренческой символики, памятников, захоронений, нанесения на них оскорбительных надписей и изображений -
наказывается лишением свободы на срок до одного года или штрафов до десяти минимальных месячных размеров оплаты труда."
Полностью результаты этого исследования Левада-центра можно прочитать по этой ссылке:
17.12.2012
Граждане приходят в церковь, чтобы помолиться, присутствовать на крестинах, венчании или отпевании, просто побыть в храме. Каждый четвертый вообще не посещает церковь

Удивительная ситуация, не правда ли? Люди называют себя православными, но в церковь ходят редко, Библию не читают и не исповедуются. Левада-центр - авторитетная в социологических кругах организация, но не может ли он ошибаться? Давайте посмотрим на данный других социологических служб.

Кроме Левада-центра, вопросы конфессиональной статистики исследовал Институт социально-политических исследований РАН. Посмотрим на его цифры. В своих исследованиях они опирались на как собственную статистику, так и на результаты ВЦИОМ, который исследует вопросы религии с 1989 года.

В 1989 году 53% опрошенных назвали себя неверующими  и 20% православными.  С тех пор во всех подобных опросах вопрос о вере в Бога и конфессиональной принадлежности по-прежнему задается первым. В 2008 неверующими назвали себя 26%, в 2012 – около 16%. А число православных, наоборот, увеличилось до 59% в 2008 году и 68% в 2012.
По словам Юлии Синелиной, руководителя отдела социологии религии ИСПИ РАН, если бы в вопросе о конфессиональной принадлежности не было вопроса о вере в Бога, православными себя назвали бы около 80 % опрошенных ибо результаты опроса во многом зависят от постановки вопроса. С 2004 года похожие опросы проводит ИСПИ, и там вопросы о вере и конфессиональной принадлежности разделены. Тех, кто называет себя верующими, гораздо меньше, чем называющих себя православными.

Вы прочувствовали ситуацию? Верующих меньше, чем православных, а не наоборот! Простой логический вывод из сказанного - существуют "православные неверующие", то есть такие люди, которые не считают себя верующими, но считают себя православными. Как получается такой оксюморон, мне неведомо. Очень хотелось бы узнать - что же за идеологическая каша у этих людей в голове?

Следующая знаковая цифра - процент регулярно посещающих церковь. По словам Юлии Синелиной за 20 лет эта цифра не изменилась - 8-10%. Существенно вырос процент тех, кто посещает несколько раз в год, но реже, чем раз в месяц. А число тех, кто никогда не был в храме, снизилось. Также практически не изменился процент причащающихся раз в месяц и чаще - около 2% - а вот число причащающихся несколько раз в год, но реже раза в месяц, увеличилось. Совсем не причащалось в 1992 году 57 % «православных», в 2000 – 53%, в 2011 – 40%.

Следующие вопросы социологи ИСПИ РАН задавали только тем, кто назвал себя православным.

"Какими молитвами молитесь и как часто?" - по данным 2011 года, утреннее и вечернее правила читают чуть меньше 2%, около 20% молятся по молитвослову, примерно половина своими словами обращается к Богу. «Практически не молюсь» в 1992 году отвечало 52%, сейчас – 23%.
"Читаете ли вы Евангелие?" - многие вообще его не читали никогда. 59% опрошенных в 2011 году никогда не соблюдали посты. В 1992 году их было подавляющее большинство. 4% знают наизусть Символ веры, больше 5% – хорошо его знают, 20% не понимают, о чем там идет речь, 30% не знают содержания Символа и 40% вообще не в курсе что это такое.

 Исследованиями данной тематики занимается также и Некоммерческая исследовательская служба "Среда". Их данные тоже весьма интересны и они тоже хорошо укладываются в обозначенный выше тренд - православие суть культурологическое самопозиционирование.
Разбивка опрошенных по социальным группам:

Почти половина опрошенных считает, что РПЦ идет в ногу со временем, 17% - что устаревает. О чем это говорит? О том, что и та и другая группа, различаясь во мнении о модерновости РПЦ, тем не менее считают её неотъемлемым компонентом нашего общества. Нравится им этот компонент или не нравится - вопрос второй. Главное то, что они признают реальность и значимость такого общественного института, как Церковь.

НИС "Среда" подошла к исследованию своеобразно: она разделила респондентов на две условные категории - верующие и религиозные.
Верующие:  респонденты, согласные (скорее, согласные) со следующими утверждениями:
1.       Я хотел(-а) бы верить в Бога больше, чем верю сейчас
2.       Я благодарен(-а) Богу за все, что со мной происходит
3.       Я ежедневно (почти ежедневно) молюсь, положенными или своими словами
Религиозные: респонденты, согласные (скорее, согласные) со следующим:
1.       Я стараюсь соблюдать все религиозные предписания
2.       Я исповедуюсь раз в месяц и чаще
3.       Я соблюдаю Великий пост
И здесь обнаруживаются следующие закономерности:
Социально-демографическая разбивка групп:
Пол: в обеих группах преобладают женщины
Возраст: в обеих группах  чаще среднего — старше 65 лет; значительно реже моложе 35 лет, Много неработающих пенсионеров. 
«Религиозные» несколько моложе «верующих»: среди них выше доля опрошенных от 25 до 34 лет.
Образование и доход: без отличий от выборки в целом.
Дети: И «верующие» и «религиозные» реже оказываются бездетными, чаще - родителями двоих детей. «Религиозные» также чаще, чем в среднем, являются родителями троих и более детей.
Тип населенного пункта: «Верующие» чаще проживают в городах с  населением до 50 тыс. чел и посёлках городского типа, реже - в сёлах. «Религиозные» чаще проживают в городах с населением от 50 до 250 тыс. чел.

Визуально различие между двумя названными группами можно представить так:

О чем говорят эти цифры? На мой взгляд, они ясно выражают тенденцию - "верующими" являются те люди, которые в силу жизненного опыта и кругозора пришли к выводу о наличии надмирной управляющей силы, "религиозными" же являются те, для кого форма важнее существа. И здесь нельзя не согласиться с протоиереем Геннадием (его мнение в комментариях к этому социсследованию) в том, что вероисповедающих - одновременно верующих и религиозных - настолько мало, что их количество не выходит за рамки статистической погрешности. 

Следующие цифры получены от очень широкой выборки - 56 900 человек в 79 субъектах РФ, результаты также в канве предыдущих (цифра - процент согласившихся с утверждением):
  1. Я по возможности соблюдаю все религиозные предписания (в соответствии с моим вероисповеданием) – 22 %;
  2. Я исповедуюсь раз в месяц и чаще – 2 %;
  3. Я прихожанин (участвую в жизни общины, сообщества единоверцев) -  3 %;
  4. Религия играет важную роль в моей жизни – 15 %;
  5. Я молюсь каждый день, положенными молитвами или своими словами – 12 %;
  6. Я прочитал Евангелия – 5 %;
  7. Я хотел бы верить в Бога больше, чем верю сейчас – 19 %;
  8. Я верю в приметы, гадания, судьбу – 13 %;
  9. Я лично сталкивался с чудесными, необъяснимыми  явлениями – 5 %;
  10. Я поддерживаю традиционные семейные устои, когда главой семьи является мужчина – 20 %;
  11. Я хотел бы иметь много детей – 11 %;
  12. Я безвозмездно помогаю другим людям, занимаюсь благотворительностью – 11 %.
Видим ту же картину, что и раньше: полноценные прихожане, соблюдающие основу христианства - причастие - составляют всего лишь 2-3%.

Неоднозначность и нестабильность отношения общества к РПЦ характеризует следующий, забавный по моему мнению, случай.

Об отношении к РПЦ опрашивали выходивших на "белоленточные" митинги в конце 2011 - первой половине 2012 годов: какова, по их мнению, должна быть позиция РПЦ по отношению к происходящему? Предлагалось выбрать один ответ из четырех:

1. Церковь должна примирять стороны
2. Церковь должна поддерживать власть
3. Церковь должна поддерживать оппозицию
4. Церковь ничего не должна делать
Большинство опрошенных выбрали вариант "Церковь должна примирять стороны".

Результаты опросов показали клирикам РПЦ и протоиерей Всеволод Чаплин заметил, что должен быть пятый вариант ответа - у Церкви может быть собственная независимая позиция. В следующий же опрос добавили это вариант и произошло нечто неожиданное - большинство опрошенных тут же ответили, что РПЦ ничего не должна делать. Иначе как отказ Церкви в праве иметь свое мнение, отличное от власти и от оппов, я такой результат квалифицировать не могу. Пока Церковь находилась в биполярной системе опросных координат - за ней признавали примиряющую роль. Стоило упомянуть, что Церковь может быть "ни за белых, ни за красных" - в примиряющей роли ей тут же отказали. 

Результаты взяты отсюда:

Исследователи "Среды" обнаружили некоторые весьма характерные закономерности. Так, Евангелие читали 8% православных и 47% протестантов. На вопрос, молитесь ли вы каждый день, положительно ответили 17% православных, но 25% мусульман и 53% протестантов.

Более подробно об исследованиях НИС "Среда" в рамках проекта "Арена" вы можете прочитать по этой ссылке.

Приведенные цифры явно свидетельствуют, что с первоисточником своей веры - Евангелием - чаще и теснее всего общаются протестанты, для большинства назвавших себя православными на первом месте стоит лишь культурная традиция, а не изучение того, во что они, по их собственному утверждению, верят.

Нельзя также не отметить такой интересный факт, что присутствие в медийном пространстве православных и околоправославных непропорционально больше, чем численное присутствие Русской православной церкви в современном российском обществе. Посмотрим на цифры.

На 3000 городов и поселков РФ и на 155 000 деревень приходится 16 000 священников. Учителей же в России 1 млн 360 тысяч, преподавателей ВУЗов 341 000, врачей 707 000, лиц, имеющих ученую степень кандидата и доктора наук более 500 000, газетных журналистов (не считая теле-, радио- и интернет-журналистов) 102 000, членов Союза художников 18 000, членов Союза театральных деятелей 13 000, членов Союза архитекторов 12 100, членов Союза писателей более 12 000.  

Легко заметить, что частота и весомость обсуждений в медийной среде такой важнейшей для любого государства сферы, как общее среднее образование как минимум сопоставимо, а то и меньше, чем обсуждение православной веры вообще и образа жизни отдельных православных священников в частности. Про степень эмоциональности такого рода обсуждений говорить вообще излишне, зайдите в твиттер или в любую социальную сеть и посмотрите своими глазами.

Что же мы имеем в сухом остатке после рассмотрения всех вышеприведенных цифр? 

Мы имеем, что пользующаяся на нынешнем историческом этапе благосклонностью государственной  власти Русская православная церковь (суть совокупность мирян и клира) составляет от 2 до 8 процентов населения России. Под мирянами я здесь разумею тех, кто регулярно ходит в храм, причащается и исповедуется чаще, чем раз в полгода. Все остальные, называющие себя православными, являются таковыми лишь культурологически. К православию они себя относят руководствуясь принципом "Так как я родился в России и являюсь русским - я просто обязан быть православным и никем другим". Причем что именно тут  имеется в виду под православием понять иной раз сложно - не раз видел ступор образованных вроде бы людей при вопросе "А являются ли староверы православными?".

Внимание общества к Русской православной церкви Московского Патриархата на нынешнем историческом этапе весьма велико, непропорционально больше её численности и её фактического влияния на все мирские дела. 2-8% - это крайне мало для страны, чтобы ей называться православной. Это малая часть, малая толика, малая закваска. 

Поэтому, возвращаясь к мысли, вынесенной в эпиграф данного текста, хочу сказать, что роль закваски весьма велика для качества всего будущего теста. И в этой связи первостепенное значение имеет качество самой этой закваски.

P.S. Данные, опубликованные 16 января 2013 года показывают, что ситуация не изменилась:

Комментариев нет:

Отправить комментарий