воскресенье, 23 июня 2013 г.

Смерть семьи наркоманов


Я редко пишу реальные истории из жизни реальных людей. Считаю, что частная жизнь есть частная жизнь и негоже распространять информацию о ней не спросив соизволения описываемых лиц. Но в нижеследующей истории оба главных описываемых лица уже мертвы, поэтому они ничего не скажут. Фамилий я также не назову, ограничусь реальными именами. Те, кто в теме, узнают о ком речь.

Жили-были в Твери наркоман Саша и наркоманка Ольга. Ширялись давно и плотно. Но их родным было не все равно на них, да и они сами в минуты редкого просветления хотели оставить пагубную страсть. Эти поиски привели их, независимо друг от друга, в христианский реабилитационный центр под Питером, где они и познакомились.

Процесс реабилитации прошел хорошо, они оставили наркотики и вернулись к нормальной жизни. Поняв, что своими усилиями им не противостать такому злу, они стали ходить в одну из протестантских церквей нашего города. Там к ним отнеслись со всем вниманием, нашли Саше работу, поддерживали морально и материально.

Чувства у них расцветали и они решили пожениться, дав тем самым символический старт своей новой, навсегда свободной от пороков, жизни. Как символ обновления, Ольга преподнесла Саше в качестве свадебного подарка роскошное издание Библии в белой обложке из натуральной кожи на молнии с золотым тиснением торцов страниц. 

После свадьбы Ольга забеременела, родился первенец Артем. Саша работал электросварщиком и его дохода хватало, чтобы обеспечивать минимально необходимые потребности молодой семьи. Но беда подходит оттуда, откуда её ждешь меньше всего. Саше стало психологически тяжко в семье, где внимание жены приковано к маленькому ребенку, который, к тому же плачет и не дает высыпаться родителям. Нормальные трудности каждой молодой семьи привели к тому, что Саша стал забивать косячок. Потом косячки сменились инъекциями. А потом Сашу нашли мертвым в лесополосе. 

Причина смерти осталась неизвестной: то ли передозировка, то ли убили подельники-заимодавцы. Ольга провалилась в огромный стресс. Ощущение "Бог меня оставил" было настолько реальным, всё казалось настолько тупиковым, что она не раз хотела покончить жизнь самоубийством. Останавливала лишь мысль о маленьком Артеме. Тогда ей хватило ума не начать ширяться вновь, но в психушку она загремела. Длительное время она пролежала в психиатрической больнице им. Литвинова в селе Бурашево. Моя жена с подругами ходила её навещать.

Ольга вышла из больницы, внешне оправившись от пережитого. Но это была лишь видимость. Оставив ребенка своим родителям, она пустилась во все тяжкие. Загулы, запои, многодневные отсутствия дома. Её отец, отставной офицер спецназа ГРУ, не знал как помочь. Я видел его не раз (с первого взгляда на него видно, что это не просто боец, а машина смерти) с бывшим сослуживцами, разыскивающим Ольгу и спрашивающим у меня, когда я видел её в последний раз и где. Глаза этого сильного человека были полны яростного бессилия - он, похоже, впервые в жизни столкнулся с личной ситуацией, на которую не может повлиять. 

Артем стал жить у дедушки с бабушкой. Ольга пропала на два года. Потом она объявилась в Твери на девятом месяце беременности. Мы увидели её вместе с моим товарищем, Олегом, которого я ткнул в бок, когда он по простоте душевной спросил: "Оль, а почему ты беременная - ведь Сашка же давно умер?". Ольга, смущенно улыбнувшись, сказала, что нагуляла. Я посмотрел на нее с сочувствием, Ольга мне всегда нравилась. Она была очень добрая по своему характеру, ей абсолютно чужды были злость, ненависть, зависть. У неё была отличная во всех местах фигура, как до беременностей, так и после. Её открытое и улыбчивое лицо всегда располагало к общению. 

Ольга родила Яшу. Её родители негативно отнеслись к ребенку от неизвестно кого, Яшу они не любили. Ольга жила с ним на съемной квартире. На какие деньги она её снимала, на какие деньги они жили - для меня до сих пор загадка. Ольга нигде не работала. Загулы продолжились и в Твери. 

Такое положение дел обратило на себя внимание органов опеки и попечительства. Яшу отобрали и поместили в детский дом. Можно сколь угодно говорить о ювенальной юстиции, но здесь была реальная опасность для Яши: он уже к 4м годам вырос с деформированной психикой. Все Ольгины сожители и собутыльники били Яшу. Я видел Яшу прошлым летом, его знакомая Ольги взяла вместе со своими детьми в летний лагерь. Яша боялся всех (это не преувеличение - абсолютно всех) лиц мужского пола. Если кто-то из мужчин делал резкое движение, Яша со страхом забивался под кровать или прятался за Улю - женщину, взявшую его в лагерь. 

Ольга, при все своей любви к разгульному образу жизни, детей тоже любила. Поэтому периодически, раз в полгода, немного отложив свое пьянство и наркоманство, она приходила в органы опеки и просила вернуть ей Яшу. Те запрашивали наркологию, полицию, убеждались, что Ольга "исправилась" и Яшу отдавали. А через пару-тройку месяцев забирали его обратно по тем же, что и раньше, причинам.

Сегодня я получил известие, что Ольга умерла. От инсульта. Смерть женщины чуть за тридцать от инсульта само по себе явление ненормальное. Но зная образ её жизни, я не удивился.

Дети остались сиротами. Сиротами от родителей, которые своими собственными действиями свели себя в могилу. Которые сами сделали своих детей сиротами.

Артем живет с бабушкой и дедушкой. Яшу усыновил  священник из одного из городов нашей области. Дай Бог им вырасти хорошими и разумными людьми. А мне очень грустно осознавать, что так хорошо начинавшаяся на моих глазах история жизни молодой семьи так трагически закончилась. Они оба были хорошими людьми. В них обоих была человечность даже тогда, когда они сидели на игле - те, кто общается с наркоманами, знают, какая это редкость. И вот теперь оба ушли в мир загробный...

Если вы дочитали до конца, то оглянитесь по сторонам: вдруг и вашем окружении есть люди, которым не окажи поддержку, хотя бы моральную, и они покатятся по наклонной? Посмотрите, ведь будучи одному скатиться в бездну намного легче...

1 комментарий:

  1. Спасибочки:) Классная тема, пишите чаше – у вас отлично получается HH.UA

    ОтветитьУдалить