вторник, 15 июля 2014 г.

Смерть детей как медиа-жупел


Смерть всегда трагична. Смерть детей, особенно малолетних, многократно трагичней смертей взрослых.  Во всяком случае, так должен воспринимать детские смерти человек с нормальной психикой, сформированной на культурных ценностях любой из авраамических религий.

Однако на войне, тем более войне гражданской, смерти детей - печальная закономерность. Это часть той цены, которую соглашаются платить политики за достижение целей, ценность которых в их глазах дороже человеческих жизней. Я не говорю, что таких целей не может быть. Я не утверждаю, что главной ценностью является сытое лежание перед телевизором или богемные посиделки в ресторане после расслабленного дня в московском офисе. Я лишь говорю, что любая цена должна быть оправдана. Но, к сожалению, эту оправданность могут узнать лишь наши потомки, если вообще узнают - историю, как известно, пишут победители.

Поэтому я затрудняюсь сказать: были ли оправданны жертвы взрывов на Каширке и на улице Гурьянова. Мне сложно судить во имя чего погибли дети бесланской школы. Но относительно нынешних событий на Украине могу сказать, что в нынешних массовых смертях заинтересовано множество акторов и дети сейчас гибнут ради их интересов. Кто эти акторы?

Это правительство Соединенных Государств Америки, рационально проводящее политику расширения собственных рынков сбыта. 

Это транснациональные корпорации, желающие дешевые ресурсы и дешевую рабочую силу.

Это Евросоюз, стремящийся получить лишние 45 миллионов потребителей своей продукции.

Это украинские националисты, увидевшие сейчас, как и во времена Гитлера, возможность державного роста. 

Это русские патриоты, которые идут воевать за Русский Мир. 

Это олигархи со всех сторон конфликта, для которых война есть отличный способ получить государственные деньги и отжать бизнес соседа. 

Именно поэтому считаю примитивизмом сводить нынешнюю ситуацию на Украине к одной-двум причинам, гордиев узел этих причин вязался даже не 23 года, а гораздо дольше. 

Он вязался в девятнадцатом веке, когда украинский национализм стали пестовать западные игроки: напомню, газета украинских националистов стала выходить в США в 19 веке, усилия профессора Грушевского по созданию украинского языка из малороссийского диалекта спонсировал генштаб Австро-Венгрии, ну а про "Галичину" и "Нахтигаль" итак все слышали.

Украинский узел вязался тогда, когда большевики решили сделать Украину отельной республикой - основательницей федеративного СССР. Унитарной, замечу, республикой, в отличие от федеративной же РСФСР. 

Он вязался тогда, когда Сталин решил сделать Украину отдельным членом ООН с правом голоса. И тогда, когда Хрущев по одному ему ведомой причине отдал Крым Украине. А также тогда, когда в Вискулях Ельцин, в погоне за властью в Москве, не потребовал у Кравчука Крым обратно.

По вышеперечисленным причинам я не воспринимаю серьёзно людей. которые причину всех событий сводят к злокозненному Путину или к мировому жидомасонству. Нисколько не отрицая реальность как Путина, так и жидомасонства, рискну сказать, что мир устроен сложнее - игроков на поле истории гораздо больше. И сейчас эти игроки доигрались до смертей, масштабы которых вполне сопоставимы с сирийскими и уже превзошли югославские. 

Я сознательно не выкладываю в этом посте фотографии убитых на Украине детей, все желающие могут легко найти их в интернете. Но мне очень хотелось бы знать: а Порошенко, Тымчук, Тягнибок, Фарион, Коломойский, Филатов их видели? Для них это дети? Или личинки колорадов? 

Также плохо понимаю бурную радость свiдомых украинцев по поводу смертей на Донетчине и Луганщине. Вы что, радуетесь смертям тех, кого, как вы же сами говорите, украинская армия спасает от российских боевиков? Ибо дети-то в этой ситуации есть стопроцентные нонкомбатанты, они будущее Украины. И это будущее сейчас убивается под жизнерадостное твиттерное улюлюкание Киева, Львова и Ровно.

Детские смерти стали использоваться и киевской, и московской пропагандой. Общество приучается к повседневности трагедий. Обществу навязывается толерантность к гнусности. Общество приучается к детским смертям как к реалити-шоу. СМИ, в погоне за медийностью, пишут натуралистичные репортажи с кричащими заголовками. Детскими смертями машут как флагом, демонизируя своих идеологических врагов. Причем некоторые такие демонизирующие не стесняются после этого называть себя православными. Ну и поправославничать перед телекамерой, естественно.

Махать детскими смертями как медиа-жупелом омерзительно. Использовать их как инструмент пропаганды аморально. Но на войне понятия мерзости и аморальности отступают перед эффективностью. На войне все средства хороши. Вот только пока никто не думает, что он будет делать после своего поражения, буде таковое случится. Все же надеются на собственную победу, после которой историю перепишут в свою пользу.

По данным СКР в России за 2013 год 500 детей были убиты своими родителями или опекунами, полторы тысячи изувечены. Это мирное время, это алкоголики и наркоманы, это закомплексованные матери-одиночки, срывающие зло на детях, это взрослые с садистскими наклонностями. Но это мирное время и патологические личности. А вот в военное время общество с зашкаливающим к инакомыслию градусом ненависти не осуждает детские смерти. Оно в лучшем случае лишь констатирует на государственном уровне наличие таковых. Допускаю, что могу ошибаться. Но если ошибаюсь - пусть кто-нибудь представит мне доказательства обратного.

Комментариев нет:

Отправить комментарий